НЕСПОРТИВНЫЕ
ВОДНЫЕ ПОХОДЫ

пешие, лыжные и вело ПВД

Домашняя страница
Михаила Митрофанова

ГЛАВНАЯ ПОХОДЫ ОПИСАНИЯ ФОТО ЛЮДИ РАСКЛАДКА ТАКСИ

Олекма-2004

Читинская - Амурская обл. 10 июля - 13 августа 2004 года

10 июля – 14 июля

Дорога ТУДА

Выехали 10 июля, в ночь с пятницы на субботу, в 0.35 с Ярославского вокзала поездом №240 Москва-Владивосток. У нас три места в одном купе плацкартного вагона №5.

Вскоре выяснилось, что четвертое место занято хохлом по имени Микола (Николай), а всего их (хохлов) в вагоне семеро, и едут они из Хохляндии на Дальний Восток заниматься вырубкой леса в течение ближайших шести месяцев, чем надеются немало подзаработать. Почему-то само собой вышло, что сало с горилкой были извлечены и накрыты на стол именно в нашем купе, и на протяжении всего пути эта традиция строго соблюдалась. Мы и не возражали, так как ничего против горилки не имеем, против хохлов тоже, к тому же мужики оказались на редкость приятными попутчиками.

В один из первых дней шестеро хохлов умудрились отстать от поезда в процессе пополнения запасов горючего и съестного, однако в течение того же дня умудрились и догнать на другом поезде. После чего наши славные проводницы на каждой стоянке за десять минут до отправления зычными голосами вещали на весь вокзал: «Пятый вагон – заходим!!!».

По мере продвижения на восток жара становилась все невыносимей. Поэтому все меньше времени мы проводили с нашими хохлами, а все больше – в вагоне-ресторане, где работал кондиционер. К тому же там имелся душ, которым, после более близкого знакомства с работниками ресторана и достаточного количества употребленного и съеденного, нам позволялось пользоваться.

Знакомство с вагоном-рестораном началось для нас с официантки под именем Нионила, которую Леха щедро угощал вином. После чего Лехино внимание переключилось на проводниц нашего вагона, с которых были зачем-то стребованы их адреса и телефоны в городе Владивостоке и оставлены хвалебные отзывы в книге жалоб и предложений (в аналогичной книге вагона-ресторана мы тоже, кстати, отметились).

Затем мы познакомились с директором ресторана по имени Саша – колоритным пузатым и бородатым мужиком, господином Виталиком, чья функция в работе ресторана так и осталась неразгаданной и второй официанткой Леной. Все дружно дивились нашему способу проведения отпуска, Саша пугал нас рассказами о забайкальских бандах из сбежавших зэков, а Виталик – не менее страшными историями о сибирских медведях.

Жуткая жара и сопутствующая ей неблагоприятная микробиологическая обстановка пагубно воздействовали на процесс пищеварения, в силу чего много времени было проведено в многочисленных сортирах нашего любимого поезда. В то время как спать по той же причине удавалось совсем немного. Да и смена часовых поясов действовала на нас не самым правильным образом: засыпали мы по привычному московскому времени, то есть далеко за полночь, но просыпались всегда почему-то по местному – то есть с рассветом.

Так или иначе, через без малого пять суток, а точнее через 4 дня 20 часов и 9 минут, мы причалили к станции Ксеньевская. Было это в 20-44 по Москве, что означает 2-44 ночи по-местному. Заснуть, кончено, никто и не пытался, зато по требованию хохлов были извлечены из недр рюкзаков раскладочные 0,5 чистого (еще 0,5 были употреблены в дороге в какой-то, несомненно, не менее экстремальной ситуации), что сократило наши и без того небогатые запасы до 6-ти литров. Хохлы записали наши московские телефоны и в момент выкинули нас вместе с рюкзаками на станцию Ксеньевская, после чего организованно, совместно с проводницами, помахали нам ручками и отчалили вместе с поездом. Промелькнувший вскоре вагон-ресторан тоже помахал нам рукой в лице господина Виталика.

И мы остались одни в 3 часа ночи на пустынном полустанке в 6809 км от Москвы…



15 июля. 1 день.

Ксеньевская (53.560770, 118.718210)зим. Инача (автомобилем) – 1-я стоянка (54.116290, 118.377430)
около 3 км корабликом

Перетащились в здание вокзала и вздремнули часиков до 6-ти. Тетушка в билетной кассе оказалась крайне приветлива, угостила нас кипятком и сказала, что раньше 8-ми в поселок соваться смысла нет, а вообще, поиски транспорта стоит начать с некой базы, откуда на Итаку довольно часто случаются рейсы.

Рассвело, прямо за железнодорожным полотном нарисовались горы. Часиков в 7 мы с Лехой отправились в поселок. На базе еще никого толком не было, но на одной из улиц нам навстречу попался 53-ой ГАЗ (дизельный), который мы и тормознули. Озвучили мужику задачу – он сказал, что, в принципе, свободен и готов отвезти, но не знает точно куда ехать, сколько за это брать денег, и что он подумает. Мы тоже сказали, что будем думать и, ежели что, мы на вокзале.

Дело в том, что мы не знали, пробили таки дорогу на Иначу или нет. В первом случае мы готовы были сразу фрахтовать транспорт до Иначи за сумму в районе 100 у.е. Во втором – предпочтительней было добраться до Итаки попуткой (с той же базы, например), а там уже изыскивать варианты максимально близко к цели заброситься местным транспортом.

В процессе дальнейших прогулок по поселку и опросов местного населения выяснилось, что дорога все-таки скорее есть, чем нет, и некий Петрович (возможно, Иваныч и т.п. – увы, забыл, но живет он на дальнем от станции конце поселка в микрорайоне под названием, которое тоже забыл, но что-то похожее на «выселки») туда сегодня даже собирается на своем Урале.

Только вернувшись на вокзал перехватить кофейку с шоколадкой, увидали подъехавший ГАЗ-56 и его водителя Алексея. Он таки решился нас везти – предварительно сошлись на 2000 р. Но мы сперва захотели посетить этого Петровича, потому как, если он и так туда сегодня едет, то должно выйти это нам гораздо дешевле. Леха с Алексеем к нему и поехали. Вскоре вернулись, выяснив, что никуда Петрович не едет, но про дорогу все рассказал – дорога ужасна, в силу чего Алексей запросил 3000 р.

Сошлись на 2500 и, заехав к Алексею подзаправиться и взять болотные сапоги (он рассчитывал заодно и ягоды насобирать на Иначе), отчалили в направлении Итаки около 10 утра.

В самой Ксеньевке нас более всего удивило наличие спутниковых тарелок почти на каждом доме – иначе здесь телевизор не посмотришь.

До Итаки ехали минут 40 по вполне приличной дороге. Подрулили к пекарне купить хлеба – тут же повстречали очень делового мужика с рацией, который показал нам на нашей карте, что доедем мы почти до устья Итаки, а оставшиеся 10-12 км нам проще будет пройти пешком – воды по случаю вторую неделю стоящей 40-ка градусной жары очень мало. Вспомнил он и Андрея с напарником из 2001-го. Рассказал, что существовавший в то время лагерь золотишников давно заброшен, а нынче золото моют на Иначе и даже дальше – на Чокуре, следующем притоке Олекмы, ибо дорога пробита аж до туда. Прикупили «Путинки» на обед и поехали дальше.

Первое время дорога, похоже, идет вдоль Сухой Итаки и не сильно хуже, чем раньше. Сделали остановку на обед. Двинули дальше. После левого поворота дорога резко ухудшается – это, наверное, и есть свежепробитая дорога. Сначала едем вдоль бывших разработок (видимо, вдоль ручья Зиловский, затем штурмуем перевал через Тунгирский хребет, который, между прочим, является водоразделом бассейнов Лены и Амура, а значит, Северного Ледовитого и Тихого океанов. Дорога на перевале представляет из себя нагромождение камней и отличается от окружающей местности разве что отсутствием растительности. Алексей хвастает, что здесь только на Уралах да Уазиках ездят, а на ГАЗоне ему одному лишь под силу.

Добравшись до Иначи, сразу видим лагерь золотишников. Но из населения только один мало вменяемый мужик – говорит, что все на Чокуре, а вниз по Иначе мы дальше не проедем. Включаю ЖПС – место, обозначенное на карте как зим. Инача – до устья не меньше 30 км. А как же обещанные мужиком с рацией 10? Просим Алексея провезти нас вниз по Иначе сколько выйдет и на этом заброску закончить. Вышло немного – около 1 км, дальше действительно не проехать. То ли мужик с рацией напутал, то ли есть еще один перевал – мы так и не узнали. Может, все-таки и есть: позже, в месте впадения Черемной (а это как раз 10-12 км до устья) мы видели автомобильный брод, но, к сожалению, не нашли сил посмотреть, что за дорога уходит с правого берега на восток.

Но мы и так были довольны заброской – в 14 часов были уже на воде, да и трястись по этим колдобинам сил больше не было, тем более скрючившись в кабине вчетвером – в кузове, вообще, мало шансов доехать. Сами предложили Алексею 3000 вместо оговоренных 2500 – такая езда стоит того.

Выгрузили вещи, перетащили через бывшие разработки (это такие песчано-каменистые дюны вдоль реки с лужицами воды) к основному руслу и обрадовались. Можно не то, что корабликом – плыть можно! С удовольствием искупались – вода, несмотря на страшную жару, бодрит. Все же горная река. Сварили суп, развели спирт, отобедали с Алексеем и, попрощавшись с ним, стали неспешно разбирать вещи и ставить лагерь.

Но тут случилась неожиданность. Правильно ли мы на нее отреагировали – до сих пор не могу решить, а дело было так. Через часа полтора возвращается Алексей и говорит, что заехал он к тому мужику в лагерь (а мы ему еще с собой немного налили). А туда приходят четверо мужиков, то ли бывшие, то ли беглые зэки. А, расслышав наши голоса, собираются и до нас дойти. Он, конечно, им сказал, что мы уже уплываем, а сам приехал нас предупредить, чтобы мы скорее отчаливали. Выпил еще и уехал. Не очень-то похоже на правду, похоже скорее на повод еще спирту тяпнуть. Но, что, мы бы ему без всей этой сказки не налили? А если это правда, что ж его к нам то отпустили?

Так и не придя ни к какому логическому выводу, зарядили ружье и стали собираться в путь. Заняло это не меньше часа, так как пришлось сворачивать уже поставленную палатку, да и мы были весьма уставши и не совсем трезвы. За это время еще раз появилась машина Алексея, но, не доехав до нас, развернулась и уехала.

Плыть, так плыть, благо время еще не позднее. Только плыть получилось не больше километра. Закончились разработки, и река обмелела – пошел бечевник с регулярным перетаскиванием через камни. Зрелище, однако, было презабавное. Двое в русле корячатся с байдарками, а третий с ружьем на перевес идет по берегу и прикрывает от невидимых врагов. И вся компания периодически собирается вместе и отхлебывает из большой пластиковой бутылки. Однажды я увидел невдалеке от берега Уазик без признаков людей и долго держал его на прицеле, пока моя команда не скрылась за поворотом.

Тащились так часа три, прошли километра 3-4, чувство присутствия людей постепенно отступило, зато у Светы развилось маниакальное ощущение наличия вокруг зверей, особенно медведей. На каждой косе обнаруживались их следы, а за каждым поворотом виделись их силуэты.

Было решено прекратить сегодняшние подвиги и встать на левом берегу.



16 июля. 2 день.

1-я стоянка (54.116290, 118.377430)2-я стоянка (54.145320, 118.398020)
3,5 км корабликом
Карта перехода

Ночь прошла, разумеется, под доносящийся со всех сторон топот зэков, медведей и лосей. Тем не менее, выспались. На свежую голову место показалось вполне симпатичным. Полдня ушло на переупаковку наспех собранных накануне герм. Вышли около 15 часов. С байдарками и матюгами тащились по тому, что осталось от реки часов до девяти.

На правом берегу обнаружились остатки вездеходной дороги. Решили, что ну его в баню такое плавание – завтра пойдем пешком. Места для стоянок отвратные, но из отвратных по настоянию Светика было выбрано наиболее отвратное – на левом, противоположном дороге берегу, в густой поросли багульника. Главным критерием выбора места было редколесье, позволяющее хорошо просматривать и простреливать окрестности. Процесс «снятия усталости» затянулся за полночь. Вдруг над нашими головами пролетела что-то яркое, наподобие сигнальной ракеты. По крайней мере, мне так показалось – бОльшая половина группы уверила, что это было не в одном километре от нас. Сигнал был принят – отправились спать в палатку, поставленную без тента. Дождя вроде не предвиделось.



17 июля. 3 день.

2-я стоянка (54.145320, 118.398020)3-я стоянка (54.200460, 118.414980)
6,2 км пешком (первая ходка)
Карта перехода

Дождь, конечно, ночью случился, правда, небольшой – выползали натягивать тент. Собрали в рюкзаки все, кроме лодок и небольшого количества продуктов. Мужские вышли кило под 30, женский – около 15. Оставленные вещи были упрятаны в ста метрах от лагеря с повышенными мерами предосторожности: завалены мхом от людей и посыпаны табаком и политы растворителем от зверей.

Выдвинулись в третьем часу. Переправились через Иначу и пошли по дороге. Не ездили по ней давно, а вот следы, как людей, так и зверей, попадаются. Первые 800 метров прошли довольно бодро, после чего дорога перешла на левый берег и стала удаляться от реки.

Встретился и был запечатлен на пленку кусок льда. Каждый следующий переход становился все короче, а перекур – продолжительней. На одном из привалов был заслышан шум реки, и Леха спускался проверить уровень воды – без изменений. Нельзя сказать, что тропа совсем уж никудышная, но местами приходится хлюпать по болоту, скакать по камням или продираться сквозь ветки. А комаров никто не отменял, поэтому приходится идти одетыми, несмотря на жару.

Пройдя в общей сложности около 5 км (по ЖПС, т.е. по прямой), вновь приблизились к реке напротив впадения Черемной около 19 часов. На правый берег уходит автомобильный брод, но сил на его изучение не нашлось. Вскоре дорога опять пошла в сторону от реки, а в самой реке, как нам показалось, воды уже достаточно, если не для гребли, то хотя бы для сносного бечевника. Решили остановиться. Очень симпатичное место было найдено на правом берегу, на крутом изгибе реки. С удовольствием искупались, поставили лагерь, отужинали и довольно рано отошли ко сну - завтра предстоял непростой день.



18 июля. 4 день.

3-я стоянка (54.200460, 118.414980)2-я стоянка (54.145320, 118.398020)3-я стоянка (54.200460, 118.414980)
около 12,4 км пешком (вторая ходка)
Карта перехода

Встали рано - около 9. Лагерь свернули и запрятали в густом подлеске с повышенными мерами предосторожности. Вышли в 10-45 и очень бодро, часа за полтора, вернулись к заныканным лодкам. В дороге была встречена большая лесная птица, вроде тетерева или глухаря, но стрелять не стали. Вообще, решили не палить без необходимости до тех пор, пока не уйдем подальше от людей. Пошел дождь, и, вернувшись к вещам, были изрядно вымокши. Перекусили, разведя небольшую заначку, распихали лодки по рюкзакам и двинули обратно. Дошли часа за 3 - гораздо быстрее, чем вчера. И рюкзаки были немного полегче, и, главное, проливной дождь не позволял долго рассиживаться на привалах - начинали замерзать.

Промокли насквозь, поэтому разведенная доза была повышенной. Постепенно жизнь наладилась: тент натянут, палатка поставлена прямо под ним без своего тента (кстати, ноу-хау, которое нам очень понравилось и часто применялось), костер горит. Даже выпечка блинов затеялась. В общем, вечер удался. Засыпали, не обращая на дождь уже никакого внимания.




19 июля. 5 день.

3-я стоянка (54.200460, 118.414980)
дневка по состоянию здоровья

Утро встретило нас чистым небом, ярким солнцем, тяжелой головой и отваливающимися нижними конечностями. Решение о дневке не заставило себя долго ждать. Все-таки находились мы за последние дни немало для наших непривычных к этому организмов. Что с байдаркой по камням, что с рюкзаком по лесу - что лучше, мы так и не смогли решить. По крайней мере, скорость продвижения выходит одинаковая.

Глянув на Иначу, не поверили своим глазам: вода прибыла чуть ли не на метр. Неужели, наконец, поплывем?! Но даже немного страшно: река - практически сплошной перекат, а течение очень даже приличное. Как оно выйдет на склонной к переворачиванию однушке, испытанной только хиленькими порожками р. Великая?

Устроили массовую просушку вещей, стирку, подклейку байдарок и т.п. Вынули из однушки балон, который постоянно подспускал. Долго окунали его в Иначу, мылили и т.д. с целью найти место утечки - безрезультатно. И только после всего этого додумались заткнуть его другой затычкой - и все, помогло. После этого несколько часов ушло на исправление винта, в который Щука зачем-то закручивалась при надувании заново вставленных баллонов.

На третий год хождения на Щуках додумались повыдергивать из всех юбок резинки, а на однушке я еще и утянул и подвязал ее к петелькам на носу, максимально очистив пространство для катапультирования. Лучше воды по колено, чем братские могилы. Слить воду из однушки - минутное дело.

Ближе к вечеру Леха ходил вниз вдоль реки примерно на километр - воды достаточно, но перекатики веселенькие.

Засыпали с надеждой, что вода не спадет, и завтра увидим Олекму.




20 июля. 6 день.

3-я стоянка (54.200460, 118.414980)устье Иначи (54.288550, 118.363760)4-я стоянка (54.338360, 118.534010)
10,4 км по Иначе и 12,4 (18,3) км по Олекме
Карта перехода

Подъем был бодрым, сборы относительно тоже, итого, около 11-30 мы выплыли. Жара отступила: ночью было градусов 15-20, днем – 20-25.

Вода, конечно, немного спала, но несильно. Бурные воды Иначи подхватили наши лодки и понесли от переката к перекату. Все оказалось совсем нестрашно. Уровень воды был таков, что исключал глобальные проводки (за всю дорогу до устья раз пять приходилось вылезать из байдарки и раз двадцать садиться на камни – для Щуки не беда – толкнулся посильнее и поплыл дальше), но при этом сила течения и глубина были достаточно невелики для того, чтобы провоцировать склонность к килянию при посадке на камень. Причем, на однушке, в силу ее невеликой длины, выходило даже удобней, чем на трешке, лавировать меж камней, выбирая наиболее глубокие места. Самый драматичный случай вышел ближе к устью, когда Леха со Светиком чуть не снесли головами бревно. Я, уже проехавши это место, не видел происходящего, за то, на протяжении всего оставшегося похода слышал неутихающие споры о том, кто прав, а кто виноват.

Наконец, часа через 4 впали в Олекму! Она удивила нас своей шириной – совсем не такой ожидали увидеть мы ее в верховьях. Где-то на горизонте появились горы. Прямо на стрелке двух рек был устроен торжественный обед с отмечанием сего немаловажного события, произведены фотографирования устья во всех возможных ракурсах.

Поплыли дальше. Течение очень бодрое – не меньше 3 км/час, а местами и того больше. Препятствий не наблюдается, русло, не считая одной небольшой петли, довольно прямое. Вскоре проплыли зимовье «Вершина Олекмы» на левом берегу. Количество живущих там собак увеличилось со времен плавания Андрея в 2001-ом до семи. Они дружно нас встречали за полкилометра до зимовья – кто грозным лаем, кто дружеским помахиванием хвостом – и так же дружно провожали на не меньшее расстояние вниз по реке. Людей мы так и не увидели, хотя около дома стоял Уазик, явно привезший гостей – видимо, все на промысле.

Случился небольшой дождь – развели еще прямо из реки на ходу. На правом берегу видели олененка – он нас довольно долго не замечал, но, заметив, быстро ретировался в заросли. Близилась ночь, но мы с Лехой проявляли незаурядную привередливость в выборе стоянки – все нам не нравились песчаные берега – вроде как, «все в песке будет». После того, как после плановой высадки на берег по малой нужде и очередного глотка «за Сабанеева», я выпал из лодки при попытке отчалить от берега, было решено вставать уже хоть где-нибудь.

Место нашли на левом берегу на «четыре с минусом». Следы человека имели место быть в виде поленницы и костровища. Палатку снова поставили без штатного тента под большим, укрывавшим также и разбросанные шмотки. Кстати, этот новый тент от «Хоббитов» порадовал: не протекал в местах соприкосновения с веревкой, головами и прочими вещами, не прогорал от попадания искр из костра.




21 июля. 7 день.

4-я стоянка (54.338360, 118.534010)5-я стоянка (54.365090, 118.745210)
14 (29) км по Олекме
Карта перехода

Ночь снова теплая, днем совсем уже не жарко - около 20. Встали не поздно, но собирались почему-то долго. Более того, перед отплытием выяснилось, что мы голодны - и случился второй завтрак в виде картофельного пюре с "китекетом". Так мы именуем сублимированное мясо, которое, в отличие от уральского похода, было не соевым, а собственноручно приготовленным из говяжьей вырезки, что позволило употреблять его без отвращения до самого конца похода. Перед выездом снова собрали и зарядили ружье (накануне оно ехало разобранным), пропустили чалку через курок, дабы не утонуло при килянии, как в прошлом году в Карелии. Короче, приготовились подстрелить что-нибудь на ужин. Перед самым выездом наблюдали недалеко от лагеря некую птицу типа тетерева, но стрелять не стали, потому как заметили гнездо с птенцами.

Выплыли, сменив экипажи - я со Светой на трешке, а Леха на однушке - договорились, что будем меняться так и впредь. Ружье, соответственно, оказалось у меня - мы все еще весьма скептически относились к возможности однушки плыть, не переворачиваясь, а уж стрелять с нее тем более боялись. Пока Леха осваивал новое судно, при этом приспосабливая к нему блесну для рыбалки, мы немного оторвались вперед и повстречали уток, но одновременно с ними и некого зверя на берегу метрах в 100 от нас. Стоял он к нам, то есть к реке, задом (весьма жирным), пожевывая какие-то кусты. Мы растерялись - кто такой, и что с ним делать?! Версия о медведе просуществовала недолго, так как о медведях с рыжей задницей мы еще не слыхали. Остановились на том, что это либо косуля, либо изюбрь - загадочный зверь, местная разновидность оленя. Для начала мы его сфотографировали, правда на фото он ничем не отличается от камня. Потом решали, стоит ли его подстрелить - решили, что не стоит - нам столько не съесть. К тому же пришлось бы перезаряжать ружье - в нем была дробь на уток. Тем временем животное нас заметило и лениво, топая копытами, ускакало в лес.

Утки остались. Состоялся мой охотничий дебют. Присмотрев пару уток на расстоянии метра-двух друг от друга, я прицелился ровно посередине между ними, решив почему-то, что дробь, она на то и дробь, чтобы попасть в обеих. За двумя зайцами погонишься...

Тут нас догнал Леха и долго сокрушался, что мы упустили большого зверя...

Но первый охотничий трофей не заставил себя долго ждать. Повстречав утку с выводком, нам показалось, что утята уже на крыле и без мамки выживут. Но в момент выстрела прямо перед ней всплыл утенок, который и принял на себя весь залп. Было его очень жалко, однако, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что не такой уж он и взрослый, так что, оно и к лучшему, что мамка, а значит, и остальные утята уцелели. Больше таких недоразумений в этом походе не случалось.

Весь день Олекма петляет очень прилично, местность вокруг открытая, болотистая, хотя место для стоянки найти можно. Что мы и сделали около 19 часов на правом берегу. Приятное, сухое место с костровищем и типичной местной деревянной конструкцией непонятного назначения. На ужин утиный бульон и что-то еще. Палатку снова ставили под большим тентом.




22 июля. 8 день.

5-я стоянка (54.365090, 118.745210)6-я стоянка (54.482480, 119.026650)
22,5 (37,7) км по Олекме
Карта перехода

Всю ночь шел сильный дождь и не стихал ветер. Леха встал пораньше и ушел шляться. На нас со Светой, спавших в палатке, очередным порывом ветра уронило половину деревянной конструкции. К счастью, каркас палатки этот удар выдержал. Встали, позавтракали и часов в 12 выплыли.

Погода немного наладилась. Стали попадаться лесистые берега, а в одном месте к реке даже подошли скалы. Леха подстрелил одинокую утку, неосмотрительно выплывшую в Олекму из одного из маленьких притоков прямо рядом с нами.

На левом берегу повстречали первое зимовье - новое, даже не совсем достроенное. Надо было постараться выбрать такое гадкое место - ивняк, низина, болотце, и воняет почему-то мертвечиной. Хотя, может быть, зимой все это и неважно. Мы мигом оттуда сбежали и еще долго отбивались от увязавшихся за нами комаров.

После ночного дождя вода в реке помутнела настолько, что даже спирт разводили холодным чаем. С улыбками повторяли цитату из отчета Андрея: "река вошла в горы, и вода стала прозрачной". Однако, все-таки в горы она еще не вошла. После небольшого лесистого участка вновь запетляла по открытой местности.

Начали сгущаться тучи, замышляя что-то неладное. Поэтому не стали привередничать с выбором стоянки, а расположились прямо на песчаной косе левого берега. К надвигающейся грозе подготовились основательно: палатку с родным тентом поставили в кустах, обложили камнями, также придавили все растяжки. Лодки тоже снесли подальше от воды и накидали на них камней.

Сабанеев нас пощадил, позволив не только сготовить утиный суп, но употребить его до начала погодных катаклизмов. С первыми каплями дождя забрались в палатку, немного поиграли в картишки, тяпнули еще для храбрости и уснули под стук капель дождя и завывания ветра.



23 июля. 9 день.

6-я стоянка (54.482480, 119.026650)
дневка по состоянию погоды

Первую половину дня провели в палатке под непрекращающимся дождем. Просыпались, чтобы поправить погоду, закусить хлебом с чесноком, покурить - и обратно на боковую. Часов в 14 дождь прекратился - вылезли, пообедали.

Часов в 19 почудился звук мотора. Надо сказать, что этот звук нам чудился каждый день по нескольку раз - но неизменно оказывался глюком. На этот раз глюк трансформировался в двух мужиков, поднимавшихся вверх по течению на моторке. Свету отправили в лес "по нужде", а сами, приготовив ружья и топоры, стали встречать гостей. Мужики представились местными охотниками, плыли выше по реке подстрелить лося. Удивились выбранному нами месту для лагеря, сказав, что мы могли бы заночевать в пяти километрах ниже в зимовье одного из них. Но сейчас их компания дислоцируется еще ниже, в следующем зимовье. Там их ждут завтра с добычей, пригласили и нас зайти - как раз к обеду должны догрести. Через пять минут они поплыли дальше, отказавшись даже от чая.

Больше ничего интересного в этот день не произошло.



24 июля. 10 день.

6-я стоянка (54.482480, 119.026650)7-я стоянка, Z3 (54.675130, 119.212150)
25,6 (47,4) км по Олекме
Карта перехода

Встали часов в 9. Выглянуло солнышко, тепло. В начале 12-го отчалили.

После вчерашних дождей Олекма еще больше разлилась. Встречались места, где река расходилась двумя рукавами, которые сливались обратно лишь через несколько километров. Некоторые такие протоки пробивались через лес, похоже, по весенним руслам. Обещанное зимовье видели на красивой скале левого берега (Z1: 54.537126, 119.036267), но вылезать не стали.

Часа через два нас догнали вчерашние охотники. Охота удалась. Процесс, как выяснилось, заключался в следующем: на закате мужики, намазанные антикомаринами, отходили от реки в поисках какого-нибудь озерца и, найдя его, устраивались в засаду, ожидая выхода лося на водопой. Этой ночью ждать долго не пришлось, поэтому мужики выглядели довольными и удовлетворенными. Вручили нам огромный кусок печени, ребра и еще какой-то филей. Сказали, что мы "с нашими вентиляторами" быстро движемся, и часа через полтора должны доплыть до их лагеря как раз к обеду. Так и случилось. Незадолго до этого разобрали и упрятали ружье, хотя Светик считала, что это неправильно и небезопасно! Позже, когда мы увидели местный охотничий арсенал, было очень даже смешно об этом вспоминать.

И вот, после очередного поворота, мы увидали на левом берегу людей, причем много людей! Причалили, были обнюханы собакой, которая выглядела настолько сытой и довольной жизнью, что даже не удосужилась на нас погавкать. Стали знакомиться. Всех имен, конечно, не запомнили, ибо было мужиков с десяток. Но двое из них нас как-то сразу успокоили своим видом, сняв все наши опасения о небезопасности общения с местным населением. Один, Андрей, представился врачом, другой - интеллигентного вида седой мужик, как позже выяснилось - из Читы. На нашей карте это зимовье обозначено чуть ниже левого притока Колтовкинда (Z2: 54.608444, 119.119704).

Достали заранее разведенную литрушечку, мешочек конфет и направились к столу. Лось во всю уже готовился, причем в самых разнообразных вариантах. Вскоре был суп, затем различные варианты жареного на огне мяса, самым вкусным мы признали шашлык из сердца, а самым оригинальным - сырые, лишь посоленные и поперченные почки (вкус - на любителя, но на мясо совсем непохоже, скорее на тушеные овощи).

Мужики рассказали, что находятся на отдыхе, сами, в основном, из Тупика, хотя есть и отпускные читинцы. Ездили на вездеходе в Моклакан, сейчас возвращаются обратно. Сделали остановку, чтобы сплавать "за лосем". Фототехника, в отличие от нашей, у них цифровая, да и электронными адресами обменивались уверенно (видимо, все-таки, читинцы). После обеда начались женские развлечения - сначала обсуждался обмен нашей байдарки на местную, спущенную с чердака зимовья, да еще и с рогами в придачу. Потом было знакомство с местным арсеналом, в ходе которого был растрачен, наверное, недельный запас боеприпасов.

Вспомнив о месте нашей ночевки, мужики предложили показать нам на картах места предстоящих зимовий. Но мы отнеслись к этому по-раздолбайски, понадеявшись на память и ничего не пометив. В результате, точно запомнили только одно, до которого сегодня и доплыли. Погостив часа 3, где-то в 17-30 отплыли. В километре ниже сделали вылазку на правый берег для ознакомления с техникой, на которой вся эта компания передвигается при отсутствии дорог - впечатляет.

Неторопливо прогребли при солнечной, но не жаркой погоде, по красивым лесистым местам пару часов и остановились в обещанном зимовье. Место очень симпатичное, течение быстрое, по малой воде здесь, наверное, шивера, домик совсем новый и чистый, есть даже туалет с туалетной бумагой! Леха жарил лосиную печень с луком, сабанеили, обсуждали сегодняшние впечатления. Перед сном гоняли в картишки и испробовали спирали от комаров. Толк, в принципе, есть, но запах понравился лишь мне одному. Выводы: вещь в походе лишняя. Первая ночевка в зимовье.




25 июля. 11 день.

7-я стоянка, Z3 (54.675130, 119.212150)8-я стоянка (54.958610, 119.568330)
39 (88,2) км по Олекме
Карта перехода

Спалось всем хорошо, кроме Светы, у которой что-то не сложилось с домовым. С утра немножко моросило, как впрочем, и целый день с переменным успехом. Выудили из уголков памяти обрывки вчерашних разговоров о следующем зимовье, вышло примерно следующее: зимовья Бармакит нет, но есть новое - на километр пониже. Решили совершить марш-бросок: по прямой под 40 км, а в чистом виде при такой извилистости под 90 выходит (наш рекордный переход по Олекме).

Обозначенные на карте строения в устье Верхней Моклы есть в наличии, но с реки кажутся небольшими и неподходящими для ночевки (могу ошибаться). Олекма течет среди лесов и, иногда, небольших скал, болотистые берега окончательно закончились. В целях экономии времени, обедали прямо на воде, помимо стандартного набора из хлеба, колбасы, сыра, лука и чеснока - еще и холодной печенкой.

Видели на левом берегу изюбриху с детенышами в процессе водопоя.

Уж вечер близился, а Бармакит не хотел приближаться, хотя гребли мы бодро. Светик заявила о надвинувшейся усталости, поэтому пришлось также, прямо на ходу, развести и употребить для открытия второго дыхания. Вот и Бармакит просвистел мимо, и мы жадно стали вглядываться в окрестные берега. Как оказалось, смотреть на реку тоже надо было - меня занесло в самый центр веселенького переката. А, так как было уже темновато, а я собирался уже в зимовье ночевать, а не по валам скакать, равновесие удержал чудом, воды набрав полную лодку.

Тут же причалили к левому берегу и стали ставить лагерь в первом попавшемся месте. Еда после таких подвигов, да еще и в темноте готовилась долго - к тому же, это была тушеная лосятина. Я из последних сил растянул палаточный тент, а вот на лося и даже на грамульку сил уже не было - пришлось себя заставлять! Потом наблюдали красивый лунный закат, до этого в темное время нам луна не попадалась. Светик сказала, что мы стоим на болоте и пошла спать. Нам с Лехой было все равно - выпили на посошок - и туда же.



26 июля. 12 день.

8-я стоянка (54.958610, 119.568330)9-я стоянка (55.202240, 119.840030)
32,2 (56) км по Олекме
Карта перехода

Проснулись помятыми. Ну, это еще не болото. До болота еще метров 10 идти. А у нас все сухо, хорошо, лосик давешний недоеденный, но что-то не лезет. Молочная каша тоже с трудом. Однако к 12-30 покидали себя в лодки и-таки отчалили.

Стоит ли говорить, что за первым же поворотом нам открылся вид на новенькое зимовье на левом берегу (Z4: 54.979701, 119.587305). Отвернулись в другую сторону и проплыли мимо. Через пару часов подоспело впадение Средней Моклы, образующее сперва широкий плес, а затем островной разбой с шустрыми протоками. Почему-то решили, что пора перекусить, что и сделали напротив устья Олошки. Никаких обозначенных на карте строений не наблюдали. Даже солнце с чего-то вдруг припекло, так что мокнулись, чего не делали уже 5 дней.

Решили плыть до Строкицына и вставать на первой же стоянке, если зимовья не будет. На длинном прямом и широком участке перед Кудуктой нас стали окружать угрожающего вида тучи, отчего Светик потребовала держаться вдоль берега. Однако пронесло. Вот и Кудукта - с воды зимовья не видно, хотя есть какое-то подобие указателя и тропы. Вылезать, как обычно, поленились.

Хорошо, вот и для стоянки место - "неровно" - считает Света, мы не особо возражаем. И погребли. Единственным намеком на стоянку за последующие полтора часа была песчаная отмель у левого берега, которая при серьезном дожде быстро станет рекой. А как темнеть начало, так препятствия подоспели.

Где-то в районе впадения Улюра Леха вылез на берег и прикидывал, как поставить палатку на галечном пляже, где галька была размером с баскетбольный мяч, и даже начал рассказывать Свете, что на Полярном Урале и не на таких ставили, но этого даже я не вынес и погреб вперед. Впереди в сумерках что-то шумело и сужалось, мы то на барже, а Леху на однушке притормозить бы пока... Но было поздно. Нас закидало на валах, и теперь на Леху уже не обернешься. Общая длина порога - 400-500 метров на левом повороте, но вторая половина поспокойнее, так что стали оглядываться. Плывет! Как раз успели приготовить дозу - и вот он, наш герой. Обмываем. Решили, что это место будем указывать при подаче заявления в местную администрацию об утопленном ружье (утопили-то мы его год назад в Карелии, да не знали, что об этом местным властям сразу доложиться надо). Молодцы мы, конечно, только стоянка так и не появилась, а время к 22 подбирается.

Вскоре все же нашли, куда приткнуться - маленькая площадочка с относительно ровными, но скользкими камнями, с наклоном градусов в 15! Снова долго тушился лосик (да, большой зверь был - нам маленький кусочек дали, а какой день едим!), снова все устали, а Леха еще и заболеть собрался. А у нас как раз спирт закончился! Завтра решили плыть до первого зимовья, а если не будет - 3-4 часа, и отдыхать. Светик долго возилась в палатке, подкладывая шмотки под коврик с целью выровнять уклон. Ну а нам с Лехой и так хорошо - не вниз же головой.





27 июля. 13 день.

9-я стоянка (55.202240, 119.840030)10-я стоянка, Z5 (55.231600, 119.886400)
Почти 5(!) км по Олекме. 4/5-дневка по состоянию здоровья
Карта перехода

Ночью был немаленький дождь, а утро было опять недобрым - усталость накапливается. Отплыли опять под дождем. Минут через 40-50 на левом берегу зимовье. Кидаемся смотреть. Леха ворчит, что если уж выплыли, надо плыть. Место так себе - кругом болотисто. В зимовье были следы мамаева побоища - кучи бутылок, мусора, ставни выломаны, часть стекол тоже побита... Леха ворчит еще больше, хотя, вроде как, болеет. Но мы со Светой, не сговариваясь, сооружаем веники и начинаем уборку. На улице уже ливень - очень хочется хоть полдня отдохнуть в тепле и сухости.

Через некоторое время становится можно жить. Печка, как и во всех зимовьях, рабочая. Ставни вставили, заклеили полиэтиленом. Устроили просушку всего, а под вечер затеяли даже печь пироги с сублимированным мясом - лосик, наконец-то, закончился. Спирта нет, поэтому Леха с горя террафлю употребляет. Дождь идет весь день и всю ночь.





28 июля. 14 день.

10-я стоянка, Z5 (55.231600, 119.886400)11-я стоянка (55.421510, 120.168040)
27,7 (41,6) км по Олекме
Карта перехода

Первое безпохмельное утро обнаружило у меня недюжие запасы энергии по сбору вещей и народа (в магазин надо спешить!). Леха, все еще на правах больного, выпросил на сегодня однушку (вчерашнее плавание на переход ну никак не катило). Даже дождь прекратился! Ну мы и поплыли дальше.

Через 2,5 часа увидали зимовье на правом берегу, даже с банькой (Z6: 55.311940, 119.954197). А противоположный скальный берег сказка, как красив! Да еще у Лехи клюнуло и поймалось что-то большое на блесну, которую он обычно за собой таскает. Сожалениям о вчерашнем недоплытии не было границ. Леха захотел остаться здесь навсегда, Светик половить на спиннинг. Зависли, так зависли. Я потихоньку занялся обедом. Припекло - искупался (это было последнее купание по доброй воле в этом походе). После обеда народ, ничего более не поймавши, вроде поуспокоился, а потому поплыли дальше.

Ближе к вечеру промысловая удача вновь вернулась к Лехе, и еще пара рыбешек добавилась к улову. Я решил поддержать почин и метров с 70-ти на лету выстрелом в висок замочил жирную утку. Добыча требовала внимания к себе, потому долго с выбором стоянки не маялись, чтобы успеть все приготовить. Утка была затушена, а рыбы коптились у костра на прутиках по местному рецепту. Причем до утра - вечером все и так уже объелись.




29 июля. 15 день.

11-я стоянка (55.421510, 120.168040)12-я стоянка, Z8 (55.384110, 120.447800)
18,2 (24,5) км по Олекме
Карта перехода

Ночью шел дождь, а утром было весьма холодно, поэтому собирались очень вяло. Рыбка, говорят, вышла что надо (я ее не ем). Все-таки отплыли. Торопиться сегодня, и правда, некуда - надо встать километров за 10 до Средней Олекмы, дабы завтра днем порешить в ней все свои дела.

Слыхали шум мотора, но он затих чуть выше нас - наверное, зимовье. Так и есть: как обычно, за поворотом стоит оно на левом берегу (Z7: 55.425458, 120.211544). Здесь же и лодка, но людей не видно - видать, в лес ушли. Проплыли мимо. Вскоре впадает Мокла, впереди слышим собачий лай, а сзади - лодочный мотор. Поравнялись, поздоровались, рассказали, кто и откуда. Мужик пробормотал что-то про собак, зверя кабаргу и отстой, завелся и поплыл дальше.

Проплываем скалу: на крутом уступе стоит кабарга (это такая горная коза), а с двух сторон гавкают на нее собаки. Мужик возится с моторкой в 500 м ниже. Оказывается, мотор барахлит. Предлагаем воспользоваться байдаркой. Они с Лехой поднимаются на веслах до скалы, следует выстрел, и вся компания, включая собак, возвращается с добычей. Мужик стал ловко разделывать тушку, а мы соображать костерок да чаек.

А дело тут в следующем. Собаки эти деревенские, но не этого мужика, а соседские. Вполне самостоятельные. Бегают по окрестной тайге, выслеживают кабарожку, да загоняют ее на отстой - специальное место на скале над рекой, уступ, с которого никуда не деться, только в воду. Держат они свою добычу на отстое пока охотник не появится, да не пристрелит - а тут они четко знают свою долю: копыта, шкура, кишки да голова - при нас все было подъедено без остатка. Ну а если не появится охотник в течении 3-4 дней, так свалится кабарга в реку от усталости, а там то ее собачки и выловят да скушают - тут уж и с охотником делиться не нужно.

Звали нашего нового друга Володей Климовым. Спросили у него про того мужика, у которого Андрей 3 года назад останавливался - так нет уж в живых, водка здесь быстро свое дело делает. Спросили, кстати, что они там пьют обычно. Всяко бывает - водка из магазина все ж понадежнее будет. А то вот недавно выпил Володя наш спирту технического, да книжку читать стал! Заговорили о Москве - Володя стал удивляться, что же мы там не охотимся? По его представлениям, Подмосковье кишит кабанами, а уж в Лосином Острове от лосей проходу нет!

Кабарга, также как и давешняя рыба, готовилась самым распространенным здесь способом - на прутиках у костра. Я, наученный горьким опытом, насел на Володю с картами с целью выпытать местоположения всех оставшихся на нашем пути зимовий. Он довольно уверенно показал их до границы с Амурской областью - дальше чужая земля. Зимовья возникают не просто так, у каждого есть свой хозяин, который строит зимовье на выделенном ему для охоты участке. Причем, чем дальше от деревни, тем делянки больше. У многих по две делянки - ближняя и дальняя. На дальнюю Володя сейчас и направляется. Мясо он, конечно, пытался отдать нам, но мы взяли только малую часть, остальное предложили занести завтра его жене - Володя очень удивился такому варианту.

Наконец, попрощались. Нам еще предстояло доплыть и отыскать невидимое с воды зимовье в устье ручья Гагай. Как водится, пошел дождь. Зимовье было бы очень актуально. Отыскалось оно без особых проблем. Надо заплыть в Гагай, подняться метров 50, а там тропинку наверх искать на правом по ходу берегу - метров 150 и мы дома. От зимовья расходятся еще две дорожки: одна выходит на берег Олекмы, но на высокий крутой обрыв, вторая уходит куда-то в болота. Зимовье очень маленькое, но уютное. На ужин пытаемся жевать кабаргу. Этот зверь пожестче утки будет, не говоря уж о лосе. Вообще, зубы уже болят прилично от такого количества дичи. Это вам не городская пища.



30 июля. 16 день.

12-я стоянка, Z8 (55.384110, 120.447800)Средняя Олекма (55.425000, 120.541670)13-я стоянка, Z11 (55.509140, 120.703400)
21,3 (36,1) км по Олекме
Карта перехода

Утром опухшие от мяса организмы оттягивали молочной кашей. Пока собирались, даже дождь кончился. Спустили лодки в Гагай и отчалили на свидание с цивилизацией.



Часа через полтора оно и случилось. Олекма сливается с Тунгиром, образуя большой разлив, и сразу же по правому берегу начинаются сельские постройки. Именно так, "Село Средняя Олекма" вещает табличка на берегу в том месте, где мы и причалили.



Леха со Светой отправились по маршруту Татьяна Климова - Магазин, я остался на берегу. Убил время тем, что занес в ЖПС все обещанные Володей зимовья. Вернулись они через час с лишним, покидали в лодки все покупки, взяли все документы и меня заодно и пошли с визитом к главе администрации Олекминско-Тунгирского района Читинской области РФ господину Бородину Павлу (отчество запамятовал). Целью визита была та самая бумажка об утопленном ружье. Г-н Бородин оказался весьма приветлив, наказал детворе присмотреть за нашими лодками и препроводил нас в свой кабинет. Бумагу только попросил нас писать самих, текст пытался диктовать, но выходило не очень. С грехом пополам что-то настрочили. Когда дошло дело до даты - возникли принципиальные разногласия. Данные администрации никак не сходились с нашим ЖПС, но мы все же настояли на своем. Утопленное ружье его ничуть не удивило, говорит, не так давно группа ребенка умудрилась потерять. Вообще, каждый год кто-нибудь, да проплывает: то немцы, то англичане, но все, в-основном, с Тунгира идут. В кабинете имелся спутниковый телефон, в Москву можно было позвонить всего за 1 $/мин, но мы что-то не захотели.

Глава администрации проводил нас до лодок и пожелал счастливого пути. За время, проведенное нами в кабинете, успел пройти и закончиться дождь. Вся детвора разбежалась, но все вещи были на месте. Помахали ручками г-ну Бородину и поплыли дальше.

По рассказам ходоков в магазин: Татьяна Климова оказалась вся в синяках и очень подивилась посылке от мужа. В магазине не удивились количеству закупленной водки (12 бутылок), но сильно удивились тому, что оба представленных на витрине сорта были продегустированы на месте, чтобы из двух выбрать менее гадкий, а затем все было перелито в пластиковые бутылки. Также было закуплено: банка кабачковой икры, немного картошки, зеленого лука, несвежего читинского хлеба, пряников и самых популярных местных сигарет "Балканская Звезда" на черный день. И, конечно, пиво. Самое гадкое, какое только бывает: "Ячменный Колос", "Белый Медведь", "Толстяк" в пластике. Но и это счастье!

Трапеза началась прямо на воде, как только село исчезло за поворотом. Зимовье в устье Лысенкина (Z9: 55.430000, 120.600000) даже не рассматривалось, хотели доплыть до следующего (Z10: 55.485000, 120.600000), но мимо него проскочили по правой протоке. Пришлось плыть до Гидропорта. Леха разошелся и стал устраивать трюки на однушке: шел на нас на таран. Потом как-то перелез в трешку вперед, а Светик в однушку. Таким составом мы и приплыли к зимовью.

Леха с трудом преодолел подъем по лестнице, ведущей к дому, и, войдя в зимовье, сразу же упал на койку и заснул. Пришлось мне одному разгружать обе байды и таскать вещи по этой самой лестнице. Кажется, еще Светик готовила ужин, и, кажется, это была вареная картошка. В общем, счастье в этот вечер было окончательным и бесповоротным.



31 июля. 17 день.

13-я стоянка, Z11 (55.509140, 120.703400)
дневка по состоянию здоровья

Утро, как и ожидалось, было недобрым, дневка - неизбежной. Поправили здоровье, поспали еще. Водка была, конечно, паленой, но вполне съедобной. Затем были обычные дневочные развлекухи: выпечка блинов, стирка одежд, мойка тел и т.д. Зимовье добротное, местность живописная. В общем, нормальная дневка получилась.



1 августа. 18 день.

13-я стоянка, Z11 (55.509140, 120.703400)14-я стоянка, Z15 (55.593400, 121.007640)
21,4 (39,4) км по Олекме
Карта перехода

Выплыли без происшествий. В устье Демку зимовья с воды не видели (Z12: 55.569170, 120.783330). Зато сразу за ним симпатичная скала с гротом. Перед впадением Гобдякита на правом берегу зимовье имеется (Z13: 55.562994, 120.875843). Вскоре на правом берегу увидали медведя. Я, идя на однушке первым, перестал грести, поджидая остальных. Фотографировать было еще далековато, стрелять, впрочем, тоже. Медведь был небольшой, наверное, годовалый, он плескался в реке, пока Светик не привлекла его внимание своими криками. Тогда он нехотя вылез из воды, отряхнулся и косолапо уполз вверх по склону. Это была наша первая встреча с медведем за все походы.

Вскоре устроили обед возле зимовья на левом берегу после впадения Саксирина (Z14: 55.599600, 120.830864). Дождь после обеда был небольшой, зато радуга очень симпатичная. Дальше был очень медленный и утомительный плес, после которого показавшееся на левом берегу зимовье Зарубинское было решено сделать местом ночевки, хотя время было еще довольно раннее. Посему ненаплававшееся население в лице Светика отчалило на рыбалку на противоположный берег, Леха пошел просто прогуляться по окрестному болоту с ружьишком. Я остался готовить ужин. С дровами здесь полнейшая беда. Пожгли все, что можно во всей окрестности. Само зимовье очень большое, человек 10 уложить можно. Имеется коса, которой Светик прокосила дорожку от дома к реке. Учитывая проблемы с дровами, растапливать печь не стали.

Света вернулась с рыбалки уже в сумерках, поэтому пойманная рыба была оставлена на завтрак.

Спать в непротопленном зимовье похолоднее даже, чем в палатке, но тоже можно.




2 августа. 19 день.

14-я стоянка, Z15 (55.593400, 121.007640)15-я стоянка, Z19 (55.651740, 121.317960)
20,6 (31,7) км по Олекме
Карта перехода

Встали опять не рано, около 10. Ничего не можем с собой поделать. Вроде и ложимся не позже полуночи, так как темнеет рано. Но в 8 утра на улице всегда такой холод, сырость и туман, что спим дальше. С утра состоялось приготовление рыбы, а потом ее употребление не без грамульки, поэтому выплыли тоже не рано.

Плес Капринский проходили долго и нудно при встречном ветре, зато потом ушли в узкую правую протоку и на протяжении трех километров наслаждались плаванием по узкой лесной речке. Зимовья в устье Копри (Z16: 55.625000, 121.058330) мы не видели, тем более что вышли из протоки. В устье Иччиляха (Z17: 55.673330, 121.116670) тоже зимовья не видели, но это не значит, что его там нет. Про многие зимовья Владимир говорил, что они расположены вверх по ключу и с Олекмы не видны. Вскоре на левом берегу устроили горячий обед и решили на сегодня плыть до зимовья между Тренаками (Малым и Юктули). Весь день пасмурно, иногда накрапывает.

После урочища Медвежье следует длинный прямой участок, в конце которого на правом берегу в болоте видно зимовье (Z18: 55.657709, 121.294071). По Володиному описанию наше должно быть дальше. Как обычно, возникли споры. Светик требовала осмотреть зимовье, мы с Лехой погребли дальше. К счастью, через 1,5 километра все успокоились. Увидели тропинку, поднимающуюся вверх от реки, прошли по ней, а там зимовье. Только это очень крутой заход. Сдали чуть назад и поднялись метров 30 по Малому Тренаку - здесь разгружаться удобнее.

Да, без зимовья мы уже себе ночевку не представляем. Здесь мы увидели целое хозяйство. Основной домик маленький, но очень чистый, оборудован умывальником внутри. Кроме него есть запертый сарай, баня и огород с картошкой(!). Леха со Светой топили баню и мылись, а я не любитель бани, и так позавчера на дневке мылся. Печку в доме протопили так, что долго пришлось проветривать перед сном.



3 августа. 20 день.

15-я стоянка, Z19 (55.651740, 121.317960)16-я стоянка, Z22 (55.850940, 121.582840)
27,7 (46,8) км по Олекме
Карта перехода

Встали в 8-30! Наконец-то удалось! В зимовье за окном висит градусник, из чего мы узнали, что утром +5. Хмурые сборы в тумане привели к рекордно раннему старту: 10-45! После 11, как обычно, стало теплеть и проясняться, так что мы вспомнили, о том, что существует солнце.

Ночевали мы, кстати, на границе Читинской и Амурской областей. Слыхали, что по этому поводу имеется щит на одном из берегов, но мы ничего не заметили.

При глобальном повороте Олекмы на север на левом берегу имеется зимовье (Z20: 55.712010, 121.575310). После поворота прошли пятикилометровый прямой участок и устроили обед на одном из островов. Плыли дальше, Леха постреливал уток, но безуспешно. Перед устьем Балыктаха видели зимовье (Z21: 55.791560, 121.561030), а еще парой километров ниже лодку на правом берегу, но без людей. Зловещее название скалы Моран заставило меня притормозить, одеть спасик и пропустить вперед трешку в шумящий под скалой перекат. Но ничего особенного там не оказалось. Стал собираться дождик, а так как прошли мы сегодня уже немало, и на правом берегу возникло зимовье, то решили вставать, хотя времени только шесть с небольшим было. Вот что значит рано вставать! А зимовье новое совсем, а рядом останки старого имеются. Дождь собирался страшный, а покапал немного и прошел. С непривычки не знали, чем заняться - ужинать еще не хочется, водка опять закончилась. Так, за картишками да разговорами вечер и убили.



4 августа. 21 день.

16-я стоянка, Z22 (55.850940, 121.582840)17-я стоянка, Z25 (56.182770, 121.647950)
37,2 (51,8) км по Олекме
Карта перехода

Снова удался ранний подъем и соответствующий выход. Часа через два с половиной проплыли зимовье (Z23: 55.934450, 121.497450). Еще через часок пообедали на левом берегу. Поплыли дальше, через часа полтора снова зимовье на правом берегу чуть выше устья Дурынчи (Z24: 56.047520, 121.559940), видно, что обитаемое: лодка лежит на берегу перевернутая, белье висит, сохнет. Выходить не стали. Дальше прошли серию перекатов и порожков и стали искать зимовье для ночевки. Первое попалось быстро на левом берегу. Хорошо, что не успели вещи выгрузить: покосившиеся стены дома подпираются снаружи досками, ощущение такое, что пукнешь, и зимовье развалится.

Едем дальше. Высматриваем зимовье в устье каждого притока: Верхний Селых, Средний Селых, Нижний Селых. У Верхнего замечаем следы стройки: вездеходная дорога, распиленные бревна и т.п. Но дома еще нет. И вот, наконец, замечаем на правом берегу в устье Агикты характерные тропинки. Выходим смотреть: наверху с воды невидимая группа строений. Два дома, один открыт, второй заколочен, стол с навесом из коры лиственницы, кладовая, поднятая над землей от зверей. Как-то даже неловко располагаться в таких апартаментах, но ничего, мы уже привыкли.

Разгрузились, перетаскались, расположились. Пальнули пару раз, просто так, чтоб не заржавело. Скоро услышали собачий лай на другом берегу. Позже, уже в сумерках, услыхали шум мотора вниз по реке. Спустились с Лехой на берег. Причалила моторка с двумя мужиками. Плывут из Усть-Нюкжи в Среднюю Олекму. Слышали наши выстрелы и долго гадали, кто это может быть. С ними на второй лодке еще один мужик, но у него что-то с мотором, и он подотстал. Пригласили их на чай. Засиделись, разговорились.

Они угощали нас салом и сгущенкой, а мы их гречкой с сублимированным мясом - впечатления на гостей не произвело, ели разве что из вежливости. Да, пища туриста не каждому мила будет. Мужики рассказали, что на днях были ночные заморозки, и на гольцах (высокие лысые сопки) снег выпал. Мужики настроены плыть дальше, мы удивляемся, как же это возможно в темноте? Ничего, говорят! Нам на реку смотреть не надо, мы по сопкам ориентируемся. Но все же они остались ночевать - взломали заколоченный домик и в нем поселились.



5 августа. 22 день.

17-я стоянка, Z25 (56.182770, 121.647950)
Дневка

Так как вчера засиделись далеко за полночь, то встали поздно, около 11. Были уверены, что мужики давно уплыли, ан нет. Бывает же такое, местное население дольше нас дрыхнет.

Вчера у нас были долгие дебаты по поводу проведения оставшихся до конца похода дней. Поезд ходит по четным, вечером. Уже после Средней Олекмы мы стали планировать отъезд на 8-ое, хотя 10-е нас тоже устраивало, чтобы успеть поездом к работе. Просто при отъезде 8-го у нас в Москве еще оставалось 3 дня на акклиматизацию, и 10-е оставалось запасным вариантом. Так вот, до Нюкжи нам полтора ходовых дня максимум, то есть можно при желании успеть уехать и 6-го. Но мы решили не спешить, а поступить следующим образом: сегодня дневка с прогулкой по окрестным сопкам, завтра переход до места, откуда будет полперехода до Нюкжи, 7-го в обед заход в магазин в Усть-Нюкже, затем последняя стоянка где-нибудь между Усть-Нюкжей и Юктали с праздничным ужином, 8-го спокойные сборы, сушка лодок и после обеда пеший переход до станции. Так у нас все и вышло, но обо всем по порядку.

Позавтракали и собрались на прогулку. Только теперь проснулись наши соседи. Вещи и лодки на удачу не прятали, взяли с собой только документы с деньгами - мужики сказали, что украсть никто не должен. Попрощались и пошли вверх вдоль Агикты. Изначально в наших великих планах было покорение одной из окрестных вершин (1393 м, 1301 м). Очень быстро мы поняли, что нам это не под силу (ходоки мы те еще), поэтому ограничились прогулкой вокруг Агикты в радиусе 3 км от лагеря. На одном из привалов Леха вдруг повернулся и пальнул по дереву. Мы оглянулись и увидели кого-то черного, бегущего вверх по стволу, а затем камнем рухнувшего вниз. Сначала решили, что это соболь, но потом все-таки приняли за черную белку. Тем не менее, Леха шкурку сохранил и в Москву привез. Слышали шум мотора - наверное, прошел тот, который вчера сломался. В общем, нагулялись мы и вернулись домой около шести вечера. До того напотелись, что даже пополоскались чуток в ледяной Олекме.

Больше ничего интересного не было: ужин, топка печки, сон.



6 августа. 23 день.

17-я стоянка, Z25 (56.182770, 121.647950)18-я стоянка, Z28 (56.407590, 121.513560)
26,4 (46,5) км по Олекме
Карта перехода

Выплыли в 11. Через 2,5 часа проплыли зимовье (Z26: 56.291860, 121.591430). Мы расспрашивали мужиков, в каком зимовье нам лучше сделать ночевку перед Нюкжей, но внятного ответа не добились. Только про некую "Фазенду", на которой все равно кто-то живет, они нам зачем-то рассказывали. Еще через час дошли до устья Дырынды, перед которым на левом берегу стоит зимовье (Z27: 56.320784, 121.499640). Здесь и отобедали. За время обеда прошла моторка вверх по Олекме, но не остановилась. Да, цивилизация близка.

Поплыли дальше. В районе впадения Прав. Ланкули наблюдали "Фазенду" - группа строений на правом берегу. Прямо перед нами на берег выходил человек, но ушел, не дождавшись и не поздоровавшись. Вскоре, напротив впадения Бол. Давинака на левом берегу увидели зимовье. Осмотрели и решили вставать - по километражу в самый раз. Кругом березняк и, конечно, болото. Имеется удобный стол со скамьей под навесом. Переждали небольшой дождик под ним. Светик сказала, что дом очень сырой и целый вечер топила печку, поэтому засыпали в духоте. Весь вечер вокруг зимовья летали птички, которых Света с Лехой окрестили куропатками. Ну, одна и долеталась. Правда, при ближайшем рассмотрении была определена в лесные голуби, но все равно оставлена до утра тушиться.




7 августа. 24 день.

18-я стоянка, Z28 (56.407590, 121.513560)Усть-Нюкжа (56.557372, 121.585833)19-я стоянка (56.584600, 121.570640)
18,7 (27,2) км по Олекме + 1,5 км вверх по Нюкже + переправа через БАМ
Карта перехода

Подъем был снова ранним и бодрым (сегодня ж магазин!). Тушеная птичка оказалась так же невероятно вкусна, как и мала. Собрались и выплыли. Больше достойных зимовий не видели, так, одни сарайчики да шалашики. Проплыли стоящий лагерем табор какого-то местного населения. А через 3 часа были уже в Усть-Нюкже. Сначала на горизонте появились далекие вершины гор, тех, что уже за БАМом, а потом за очередным поворотом открылся вид на долгожданный поселок.

Поход в магазин был быстрым и лаконичным: водка "Русский Размер" (самая лучшая на прилавке), пиво, вареная сгущенка и какие-то фрукты. Тем не менее, весь поселок уже знал: кто-то приплыл "на деревяшках" с Олекмы. Да, именно так они и говорили. Какая-то нетрезвая тетка пристала с расспросами про кума своего Пашу Бородина - мы ответили, что были у него, и он в порядке. Уплыли поскорее.

Двадцать минут погребли, и вот перед нами развилка: налево уходит Олекма, справа впадает Нюкжа, прямо - крутой откос и БАМ. Под этим откосом мы и прибились к берегу и стали обдумывать ситуацию при помощи закупленного в магазине. Во-первых, пошел дождь. Ну, это ничего - так Олекма даже красивее. Во-вторых, движение здесь оживленное - моторки снуют во все стороны. Ну, это тоже ничего - обдумали еще, и вот уже они нам машут руками, а мы им. В-третьих, на стрелке двух рек тусуется народ, очень похожий на туристов (откуда им взяться?), но нам лень подрулить к ним поперек течения. Но это тоже ничего - они сами погрузились в лодки и направились в нашу сторону. Оказались туристы, да не совсем. Местные они, но сплавлялись по Нюкже, и вид у них куда более интеллигентный, чем у нас. Когда же мы радостно сообщили им, что у нас есть водка, они сказали, что не пьют и страшно засмущались. Тем не менее, выяснили у них, что тут есть более-менее пологая тропа, по которой они, собрав рюкзаки, и собираются подняться до БАМа, и по нему топать до Юктали.

Мы еще немного посидели и двинули вверх по Нюкже корабликом, согласно нашему плану. Через 1,5 километра остановились, так как лес вдоль берега стал заканчиваться, а впереди замаячили строения. Тут была сгенерена гениальная идея: сдуть лодки, подняться тупо вверх по склону, перейти через БАМ, подняться еще немного и уже там расположиться на ночевку, где нам не помешают снующие туда-сюда лодки. Нормальные и трезвые люди вряд ли до такого додумались бы! А нам то что: сказано - сделано. Хотя было это совсем нелегко. Склон градусов под 60, высота до БАМа метров 50, ну и в две ходки, естественно: лодки, шмотки, запасы воды. Ну и над БАМом еще метров на 5 поднялись.

Зато, какая экзотическая стоянка! Под нами проходят поезда (правда, совсем нечасто) - сквозь ветки можно различить крыши проносящихся вагонов. Позже, правда, выяснилось, что над нами на таком же расстоянии проходит автомобильная дорога, но нас с нее не видно. Да и проезжает по ней 5 машин в сутки. Поставили палатку, которой не пользовались 10 дней! Устали мы очень прилично, поэтому сон был здоровым и крепким.



8 августа. 25 день.

19-я стоянка (56.584600, 121.570640)ст. Юктали (56.591670, 121.626670)
3,5 км пешком по БАМу

Леха, как обычно, встал раньше других, и, чтобы его занять, собрали деньги с документами и отправили его на станцию за билетами. Поспали еще, встали и начали потихоньку собирать рюкзаки. Погода солнечная, поэтому все, кроме лодок, нормально просушили. К обеду собрали два рюкзака. Пообедали, стали собирать Лехин, попутно начиная уже волноваться. Когда все уже было собрано, и мы готовы были выдвигаться, не дожидаясь Лехи, он, наконец, появился. Все в порядке - билеты на руках, поезд через 3 часа. Просто в кассе были проблемы с электричеством - потому так все и долго.


Допили "Размер" на ход ноги и пошли на станцию. Распогодилось - солнце шпарит, прямо хоть не уезжай никуда. За час-полтора дотопали. Выяснив отсутствие на станции магазинов, совершил поход в поселок, до которого идти 15-20 минут. Поселок Юктали (по крайней мере, тот район, который я видел) застроен ровными рядами пятиэтажек вдоль главной улицы. Наконец-то нормальное пиво - в банках, бутылках, а не "Ячменный Колос" в пластике. Цены выше московских. Так, попивая пивко, дождались и нашего поезда №75 Тында-Москва отправлением в 13-00 по Москве, то есть в 19-00 по-местному.

Разместились спокойно в одном купе. Естественно, в вагоне-ресторане весь вечер проходило отмечание окончания путешествия.



8 августа - 13 августа

Дорога ОБРАТНО

Дорога домой пролетела быстрее, чем дорога туда. Хотя было гораздо скучнее. Не было таких веселых попутчиков, не было таких забавных персонажей в вагоне-ресторане. Первое время только виды из окна превосходили все ожидания. Тут и 18-ти километровый тоннель, и станция Кюхельбекерская в предрассветной дымке, и горы, горы, горы... Попутчики постоянно менялись, очередной из них в Северобайкальске повел нас на Байкал во время тридцатиминутной стоянки. Было интересно. Там же прикупили копченого омуля. В Братске подсела попутчица уже до Москвы. Больше ничего интересного не было.

Прибыли на Казанский вокзал в пятницу, 13 августа, в 4-41 утра. Пересели на электричку, и в Бронницы, на дачу, акклиматизироваться. До работы еще 3 дня.



наверх