НЕСПОРТИВНЫЕ
ВОДНЫЕ ПОХОДЫ

пешие, лыжные и вело ПВД

Домашняя страница
Михаила Митрофанова

ГЛАВНАЯ ПОХОДЫ ОПИСАНИЯ ФОТО ЛЮДИ РАСКЛАДКА ТАКСИ

Анабарское плато - 2013


Отчет с избранными фотографиями




Краткое географическое положение района, его туристские возможности

(скопировано из отчета Веры Кочиной 2012 г., кроме выделенного курсивом)


Анабарское плато находится на севере Красноярского края, далеко за полярным кругом, между 69-й и 71-й параллелями (для сравнения широта Мурманска – 69°). Севернее расположен полуостров Таймыр (наиболее выдвинутая на север часть суши), а на юго-западе, за рекой Котуй, лежит плато Путорана. Большая часть Анабарского плато находится на территории Красноярского края, по южной и восточной частям плато проходит граница с Якутией.

Анабарское плато расположено в северо-восточной части Среднесибирского плоскогорья. Высшая точка плато – безымянная вершина 905 м. Анабарский массив – куполообразный выступ древнего (докембрийского) фундамента на севере Сибирской платформы, сложенный в основном архейскими (свыше 3,5 млрд. лет) кристаллическими гнейсами, сланцами (которые прорваны интрузиями гранитов, основных и ультраосновных пород), реже мраморами. Плато глубоко расчленено речными долинами со следами древнего оледенения. На северо-востоке плато находится так называемая Попигайская астроблема – кольцеобразное понижение предположительно ударного космического происхождения.

Анабарское плато очень привлекательно для геологов. Древние кристаллические породы, возраст которых достигает 3,8 миллиардов лет, выходят здесь на поверхность Земли. На реке Котуйкан самые старые породы находятся в верховьях; чем ниже по течению, тем моложе породы. По мере того, как река течет вниз, возраст пород уменьшается на сотни миллионов лет.

Анабарские горы очень старые, поэтому они пологие и невысокие (в отличие от соседнего плато Путорана, высшая точка которого – 1701 м), а стекающие с них реки плавны и спокойны и не представляют спортивного интереса. Однако красота и необычность Анабарского плато поражает, завораживает и впечатляет, раз и навсегда. Такой красоты мы не видели больше нигде.

Котуйкан стекает с самой приподнятой части Анабарского плато и течет сначала на север, потом на запад, пересекает плато и впадает в Котуй. Истоки Котуя находятся в центре плато Путорана. Котуй течет сначала на юго-восток, потом на северо-восток, а потом на север, между плато Путорана и Анабарским плато. Выйдя из гор, Котуй сливается с Хетой и образует реку Хатанга, которая впадает в Хатангский залив моря Лаптевых.

Река Анабар образуется слиянием Малой Куонамки и Большой Куонамки и течет строго на север до впадения в океан. Большая Куонамка, можно считать, является южной границей Анабарского плато, протекая с запада на восток. Истоки ее находятся недалеко от Котуя, что позволяет фантазировать на тему новых маршрутов. Однако, река мелководна, а красоты на ней лишь в самом низу – после впадения Старой. Старая – крупнейший приток Бол. Куонамки, образуется слиянием Улахан, Куччугуй, Орто и Налим Старых. Перевалив на Налим-Рассоху, мы оказываемся уже в Красноярском крае и бассейне Хатанги. Налим-Рассоха сливается с Кюнгкюй-Рассохой и Туггутуром, образуя Рассоху, крупнейший наравне с Фомичем, приток Попигая. Попигай впадает в Хатангу близ ее устья.

Попасть на Анабарское плато можно с юга, по рекам из Эвенкии, с севера – вертолетом из Хатанги или с востока – из с. Саскылах. Хатанга – на официальном языке тоже село, а не поселок. Во времена социализма Хатанга была базой множества разнообразных экспедиций. Прямые рейсы из Москвы были регулярными. Сейчас экспедиций очень мало, но взлетно-посадочная полоса поддерживается в хорошем состоянии и принимает все типы самолетов: Хатанга – стратегический пункт на северном побережье, и аэропорт здесь имеет большое значение. Поддержание ВПП – это основная деятельность жителей Хатанги, большинство населения занято обслуживанием ВПП. В Хатанге находятся дирекция Таймырского биосферного заповедника, музей природы и этнографии и музей мамонта, где в вечной мерзлоте хранятся останки мамонтов, найденные на территории Красноярского края.

В Хатанге также есть порт. До Хатангского залива моря Лаптевых – 140 километров. В устье залива грузы перегружают с морских судов на речные, которые и курсируют по заливу от моря до Хатанги.

Еще лет десять назад об Анабарском плато мало кто слышал. Однако, за последние годы ситуация изменилась. Ежегодно, как минимум одна, а то и несколько групп забрасываются на Котуйкан вертолетами из Хатанги. Как туристических, так и рыболовных с гидами-проводниками. Турфирмы предлагают коммерческие сплавы, Интернет пестрит видео- и фотоотчетами. Группа Дягтерева залетала в 2011 г. в верховья Бол. Куонамки, группа Михайлова в 2012 – на Джогджо. Как нам показалось, вертолетчики знают только две точки заброски на Котуйкан: Литосферная база в среднем течении по большой воде или устье Ильи – по малой. Кроме вертолетов, клиентов завозят в низовья Котуйкана на аэроходах, где катают по рыбным местам.

Однако случаев автономного пересечения плато нам было известно только два, оба с участием моего старого друга Василия Иванова (anabar.ru). В 2003 г. группа под руководством В. Ханина стартовала из Саскылаха и по северу Анабарского нагорья, пройдя Попигайскую котловину, вышла на Котуй. В 2011 г. первая группа лыжников под руководством А. Чхетиани пересекла плато с северо-запада на юго-восток, из п. Каяк в с. Оленек.


Климатические и иные характеристики района похода

(скопировано из отчета Веры Кочиной 2012 г., кроме выделенного курсивом)


Климат Анабарского плато резко континентальный, с переходом к субарктическому, с крайне суровыми, ранними и продолжительными зимами и коротким прохладным летом. В долинах рек – лиственничная тайга, выше – горные тундры и каменные развалы. Немногим севернее плато, за 72-й параллелью, растет самый северный лес на планете (урочище Ары-Мас).

По данным ученых Таймырского заповедника, горные мезоклиматы Анабарского плато не изучены вообще. Мезоклимат – это климатические условия, промежуточные между климатом в тесном смысле слова и микроклиматом (климат отдельных ландшафтов или их частей, например лесного массива в лесостепи, внутригорной впадины).

Глобальное потепление – это реальность. По крайней мере, нам наглядно это видно за 10 лет путешествий по северо-восточной Сибири. Лето здесь все чаще и все сильнее случается жарким и засушливым. В 2013 году на Анабарском плато оно случилось, можно сказать, аномальным. С середины июля до середины августа почти что не было дождей (единичные короткие грозы не в счет) а температура днем держалась под и за 30. Жители Хатанги (в возрасте за 50, в том числе) утверждают, что такой низкой воды никогда не видели на своем веку. По их словам, в Хатанге температура доходила до 38 в тени (тут мы позволим себе усомниться).

По такой погоде в соседней Эвенкии, например, беда с лесными пожарами. Хорошо, здесь, на Анабаре, леса почти нет – гореть нечему, но все равно, в отдельные дни с юга приносило дымку и гарь от пожаров.


Варианты подъезда и отъезда


Подъезд

Путь в Саскылах из Москвы лежит на двух самолетах через Якутск. Есть также путь через Мирный (Полярный), но рейс «Алросы» в Саскылах стал раритетным (3-4 раза за летний сезон), да и дешевле это не будет.

До Якутска летают несколько авиакомпаний, цены примерно одинаковые, но есть нюансы с багажом. Мы летели «Якутией», т.к. в прошлом году получили от нее скидку 75% на сверхнормативный багаж по ходатайству от ФСТ-ОТМ (в приложении). В этом году они стали прижимистей и дали только 25%, мотивируя усилением конкуренции в виде «Аэрофлота». Возможно, стоит обратить внимание на «Аэрофлот», т.к. у них применяется правило 23 + 5 (багаж + ручная кладь) – бесплатно.

В Саскылах из Якутска летают «Полярные авиалинии» совместно с той же «Якутией». Летом 2013 г. рейсы были по вт. и чт. Год назад мы брали билеты на вылет из Москвы в пн. вечером, c прилетом во вт. утром, за 4 часа до вылета в Саскылах. В этом году решили вылететь в вск. вечером и сутки провести в Якутске. И это правильно, задержка во Внуково составила 7 часов, будь рейс на Саскылах на следующее утро – мы бы не успели.

Заброска из Саскылаха до устья Старой проводилась на двух моторных лодках по предварительной договоренности. Стоимость 92-го бензина в Сыскылахе составляла 50 р. за литр, в Хатанге – ближе к сотне. Цены в магазинах Саскылаха навскидку в 1,5-2 раза выше московских, в Хатанге – в 2-3 раза. За счет чего там живут и выживают люди – не совсем понятно. Поэтому кажущиеся сперва огромными, суммы за заброску-выброску, заплаченные нами – на самом деле очень даже гуманны. При этом очереди из желающих нас забрасывать не наблюдалось.


Отъезд

Выбрасывались от устья Эриечки, похудевшие и без запасов провизии, уже на одной моторке. Также по предварительной договоренности и звонку с Иридиума. Разумеется, можно плыть своим ходом да самой Хатанги. Но, во-первых – весьма скучно по пейзажам, во-вторых – может быть затруднено встречным ветром. Небольшой группе вполне можно рассчитывать на попутный транспорт на Котуе. Также, пока еще, скорее всего можно договориться о выброске в п. Каяк, хотя он официально перестал быть жилым, несколько человек там обитают.

Вылетать из Хатанги нужно при первой же возможности в любой город. Наслышан, что раньше часто улетали на грузовых, пожарных и прочих бортах. Сейчас ничего про такие возможности мы не узнали. В Красноярск регулярно летают «Красавиа» раз в неделю на АН-24 с посадкой в Туре и «Сапсан» на ЯК-42Д дважды в неделю. Все стараются летать ЯК-ом – 3 часа против 6 в АН-24. Самолет большой, почти всегда есть свободные места. Приятный бонус в «Сапсане»: сверхнормативный багаж из Хатанги вдвое дешевле, чем в Хатангу. Хотя вот, например, в то время, что мы были в походе, ЯК был на ремонте и не летал вообще. «Красавиа» раз в неделю летает в Норильск.

Прибыв в Хатангу, мы взяли билеты на ближайший «ЯК». И сразу – на Москву и Питер из Красноярска, увы в 2,5 раза дороже, чем могли бы взять заранее. Но на таком маршруте брать обратные билеты было бы крайне необдуманно – в итоге мы и задержались почти на неделю. Причем, билеты брать рискованно даже, когда находишься уже на «финишной прямой». Думали попросить купить нам билеты, когда впадем в Котуй. Однако, как нам объяснили: всегда может нагрянуть непогода: не придет вовремя моторка или не вылетит самолет.

Билеты на «Сапсан» продаются только в их собственной кассе, на «Красавиа» и все остальное, что есть в «Полет-Сирене» - как в сапсановской, так и в аэропортовской.


Транспортная компания ООО «Сапсан»
(основное направление - Хатанга)
Авиаперевозки.
г. Красноярск, ул. Северное шоссе, 35г
Тел. 8(391) 223-32-44, 233-233
294-21-15 Федор Георгиевич


По этическим соображениям не могу опубликовать контакты наших забросчиков без их согласия, в случае необходимости – обращайтесь ко мне.


Сведения о медицинских пунктах, торговых точках


В начальной и конечной точке маршрута – п. Саскылах и с. Хатанга. В поселоке Каяк на р. Котуй (95 км от с. Хатанга) больше ничего нет.


Заповедные зоны, порядок получения пропусков


С 2013 года погранзона упразднена до 5-километровой полосы. Саскылах и Хатанга находятся примерно на одном расстоянии от границы. Но в Саскылах пропуск отныне не нужен. А в Хатангу нужен. Что будет дальше – неизвестно, поэтому приведу все имеющиеся контакты.

Погранцы в Якутске:
+74112420504 Ирина Юрьевна, pogrotdel-ykt@mail.ru
Погранцы в Новосибирске (Хатанга относится к ним):
+73832168608 Цыбанин Владимир Александрович
+73832168609 Ирина Ивановна Нечипоренко, pu.novosibobl@fsb.ru

В приложении находятся наши ходатайства на получение коллективных пропусков. В Новосибирск отправляли его факсом, долго не получалось, потом получилось на e-mail. В Якутске с e-mail работают гораздо более оперативно.

Не знаю как частным лицам, но по ходатайству от ФСТ-ОТМ пропуска делают быстро (в течение недели), но вот высылают их «Почтой России», а это лотерея. Год назад за 2 недели пришли пропуска и из Якутска, и из Новосиба. В этом – за 3 недели так и не дошел. По телефону заверили, что отправят копию факсом в Хатангу, и мы может не волноваться.

В Саскылахе живет один пограничник. Он проверил документы у незнакомых ему людей прямо в самолете, попросил зайти к нему потом. Мы зашли, нам несложно – показали маршрутку, рассказали свои планы. Хотя, повторю – погранзоны в Саскылахе больше нет.

А вот в Хатанге – есть, хотя тоже быть не должно. Мы зашли к пограничникам сами, они выдали нам факсимильную копию нашего пропуска, которую больше никто у нас нигде и не спросил.

При посещении Анабара со стороны Якутии может возникнуть еще одна необычная проблема в виде компании «Алмазы Анабара». Работают в ней практически одни якуты. Поэтому трудности могут поджидать незадачливых русских путешественников в самых неожиданных местах. Наши русские забросчики за пару недель до старта сообщили, что там, куда мы направляемся, в районе Старой, работают «Алмазы Анабара», а значит, соваться туда они опасаются, и нам не советуют. Якобы, если якуты ищут где-то алмазы – то это автоматом закрытая территория, посещение которой посторонними чревато большими неприятностями. Пришлось подключать своих друзей из «Алросы», чьей «дочкой» по сути являются «Алмазы Анабара». Они убедили зама по безопасности «Алмазов Анабара», что наша туристическая группа опасности не представляет, а в ответ получили наказ «не шарить по обнажениям по мелкой воде, чтоб проблем у нас не было».


Общая идея похода, стратегия и тактика ее достижения, особенности, новизна


Попасть на Анабарское плато я загорелся в 2006 г. Тогда Котуйкан еще не был столь затоптан, и попасть туда обычным способом – вертолетом из Хатанги – казалось неплохой идеей. Я пытался собрать народ для совместной заброски на форуме «Скитальца», но идея с треском провалилась. Если зимой желающих было на два вертолета, к лету осталось три человека.

Больше желания собирать кворум для вертолетной заброски у меня не возникало. В последующие годы я искал разные возможности для себя и своей небольшой группы (2-4 человека) посетить плато Анабар, что, со временем, стало навязчивой мечтой.

Рассматривались варианты, как с использованием попутного вертолета из Хатанги или алмазных поселков северо-запада Якутии, так и различные маршруты из Эвенкии, со стартом в Туре, Ессее или Чиринде. Такие маршруты позволяли побывать только в самых низовьях Котуйкана и на самом западе Плато, где сколь красиво, столь и людно.

В 2010 г. я решил, что лучше так, чем никак. Но долгий путь из Эвенкии в своих планах я заменил на заброску из Хатанги вверх по Котую на моторках. В задумках было сделать петлю: Котуйкан – Джогджо – Кугда (вверх) – волок – Илья – Котуйкан – Котуй – Хатанга. Однако семейные обстоятельства не позволили это осуществить ни в 2010, ни в 2011 году, когда я вообще в Сибирь не выбирался.

В 2012 г. настрой был, как никогда, решительным, а компания подобралась хорошая и в идеальном количестве (4 человека). Долгие споры вызывал только выбор маршрута. От варианта 2010 г. было решено сразу отказаться. Возникла потребность в более протяженном и уникальном маршруте. Уникальность – основная специфика наших походов в последние годы. Реальный интерес вызывают только реки, про которые нет информации в Интернете об их прохождении. Ну, или хотя бы об их части.

Первой версией маршрута был подъем на Плато по Попигаю и одной из Рассох, волок в верховья Котуйкана и сплав по нему. Дело не пошло ввиду сложности попадания в п. Сопочное (перенесенный Попигай) в предсказуемые даты и сроки.

Дальнейшие изыскания привели к формированию двух рабочих версий. Первая: сплав из Ессея по Котую с переброской на Джогджо – идея не наша, мне известны две группы, планировавшие это осуществить, но так и не осуществившие. Вторая – о которой сей отчет.

В майском походе был сделан выбор в пользу второго варианта, как более уникального, масштабного и безлюдного. К тому же, сплав по Котую на Щуках – дело уже весьма спортивное, а это не наша стезя.

К 10 июня 2012 г. поход был почти полностью подготовлен: билеты, маршрутка, пропуска в погранзоны, договоренность с забросчиками. Однако, в трехдневном июньском ПВД в Архангельской области, при заброске на речку Порша, я улетел с сошедшей с рельсов «пионерки» и вывихнул плечо. Поход не состоялся.

До конца 2012 г. даже не хотелось думать о повторении затеи. Моим компаньонам она изначально казалось слабо осуществимой, думали, что все закончится одним из запасных вариантов. А мне, после стольких усилий по подготовке и изучению вопроса, казалось, что я там уже побывал. Зачем же снова? Но потом интерес вернулся, более того, даже удалось друзей уговорить на вторую попытку.

Понятно, что найти желающих на такой маршрут крайне сложно. Виной тому сочетание высокой стоимости, физической сложности и продолжительности по времени. Для большой команды, как у Михайлова в 2012 г., поход с вертолетной заброской обошелся в 1,5 раза дешевле в пересчете на участника. Однако, в том, чтобы забраться на Плато неизведанным путем и пересечь его своими ногами, есть особый смысл. По крайней мере, для нас троих.

Стоит упомянуть еще один вариант маршрута, который всерьез рассматривался нами в 2013 г. Причем с вертолетной заброской. Прикинув бюджет похода через Саскылах, посчитали, что за те же деньги (рассчитывали на 100-110 т.р. на рыло) можем позволить себе короткую вертолетную заброску из Хатанги на Фомич рядом с Афанасиевскими озерами (140 км). Правда, если увеличим состав группы до 5-6 человек. Тогда вырисовывался маршрут Фомич – волок – Налим-Рассоха (вверх) – волок – Старая – Куонамка – Анабар – Саскылах. Его изюминкой было пересечение плато без захода на истоптанный Котуйкан. С другой стороны, вместе с Котуйканом мы теряли и главные красоты Анабара, потому как остальные реки Плато близко не стоят с ним по красоте. Об этом мы догадывались, глядя на единичные фотографии Фомича и Рассох. В этом мы убедились, поднимаясь по Старой и Налим-Рассохе. Вариант этот отпал сам собой, т.к. больше дураков, чтоб составить нам компанию, не нашлось, втроем на вертолете жирновато будет.

В итоге, пошли мы ровно по варианту 2012 г., только не вчетвером, а втроем. Но на этот раз у меня была приличная уверенность, что маршрут пройти удастся в основном варианте. Правда, с большой вероятностью, с отставанием от графика, который был максимально плотным и не предусматривал дневок. Так и получилось, мы задержались на неделю. Но не из-за слишком оптимистичного графика, а из-за аномальной засухи. Несмотря на старт с опозданием почти на сутки (из-за задержки рейса), низкую воду и две дневки, мы вышли на Котуйкан точно по графику! Но то, что больше половины Котуйкана (180 км) мы продолжим заниматься тасканием по камням – мы предположить не могли.

Наверняка, возникнет вопрос: как же мы можем позволить себе путешествовать полтора месяца? Олегу и мне стоит сказать спасибо своим лояльным работодателям, дающим месячный отпуск одним куском и с пониманием относящимся к задержкам за свой счет еще на 2 недели. Андрей же, не имеющий постоянной работы, сам себе хозяин.


Заявленная нитка маршрута, план похода, запасные варианты


План похода
Даты Дни пути Участки маршрута Км Способы передвижения
3.07 1 с.Саскылах – р. Анабар – р. Бол. Куонамка вверх 203 моторная лодка
4-13.07 2-11 р. Старая – р. Улахан-Старая вверх 122 бечева
14-15.07 12-13 Волок 17 пешком
16-21.07 14-19 р. Налим-Рассоха вверх 62 бечева
22-25.07 20-23 Волок 36 пешком
26.07-3.08 24-32 р. Котуйкан 329 сплав
04-06.08 33-35 р. Котуй до р. Эриечка 130 сплав
7.08 36 р. Котуй до с. Хатанга 1 моторная лодка
Запасной вариант А
3.07 1 с.Саскылах – р. Анабар – р. Бол. Куонамка вверх 203 моторная лодка
4-13.07 2-11 р. Старая – р. Улахан-Старая вверх 122 бечева
14-15.07 12-13 Волок 17 пешком
16-21.07 14-19 р. Налим-Рассоха вниз 145 сплав
22-25.07 20-23 р. Рассоха 91 сплав
26-29.07 24-27 р. Попигай до п. Сопочное (Попигай) 150 сплав
Запасной вариант Б
Вернуться тем же путем обратно в Саскылах по р. Старая – р. Бол. Куонамка – р. Анабар (применяется в крайнем случае)


Реальный график движения
день дата стоянка вечером ориентир км в день км всего по плану
  3 июля   Саскылах - Старая 203    
  подъем 1   Старая - Улахан-Старая      
1 4 июля утро 001   2 2  
1 4 июля вечер 002   6 8  
2 5 июля 003 6 км выше Ыарги 21 29  
3 6 июля 004   15 44  
4 7 июля 005   15 59  
5 8 июля 006 500 м. выше устья Клюшки 9 68  
6 9 июля 006 дневка 0 68  
7 10 июля 007   12 80  
8 11 июля 008   9 89  
9 12 июля 009   9 98  
10 13 июля 010   9 107 в графике
  пешка 1   Улахан-Старая - Налим-Рассоха      
11 14 июля 010 010 - Зеркальный - 010 18 18  
12 15 июля 011 010 - 011 - Зеркальный - 011 21 39  
13 16 июля 011 011 - схрон - 011 16 55  
14 17 июля 012 011 - 012 - схрон - 012 17 72 - 2 дня
  подъем 2   Налим-Рассоха      
15 18 июля 013   13 13  
16 19 июля 013 дневка 0 13  
17 20 июля 014 4 км выше р. Звериный 14 27  
18 21 июля 015 1 км выше Кыллаха 14 41  
19 22 июля 016 устье Эймю 14 55  
20 23 июля 017 4 км ниже р. Озерный 11 66 - 2 дня
  пешка 2   Налим-Рассоха - Котуйкан      
21 24 июля 018 017 - перевал - 018 13 13  
22 25 июля 019 018 - 019, Котуйкан, устье Суон-Юрях 18 31 в графике
23 26 июля 019 дневка 0 0  
  спуск   Котуйкан - Котуй      
24 27 июля 020 1,5 км ниже Мас-Керпит 17 17  
25 28 июля 021 2 км выше Уоран-Юряге 19 36  
26 29 июля 022 4 км ниже Болдоно 22 58  
27 30 июля 023 7 км выше Литосферной базы 22 80  
28 31 июля 024 5 км выше Нэригэ 18 98  
29 1 августа 025 5 км ниже Мэркю I 17 115  
30 2 августа 026 4,5 км ниже Арбына 28 143  
31 3 августа 027 устье Мэркю II 26 169  
32 4 августа 028   33 202  
33 5 августа 029 5 км ниже Ильи 30 232  
34 6 августа 030 6 км выше Джогджо 35 267  
35 7 августа 031 29 км до Котуя 32 299  
36 8 августа 032 6 км ниже устья Котуйкана 35 334 - 5 дней
37 9 августа 033 6 км ниже Кындына 48 382  
38 10 августа 034 5 км выше Медвежьей 42 424  
39 11 августа 035 устье Эриечки 37 461 - 5 дней
  12 августа выброска 035 - Хатанга 130    


Итого, активная часть 737 км, из них:

  • вверх 173 км
  • пешком 103 км
  • вниз 461 км

На моторе - 333 км.



Описание маршрута

Заброска

Андрей и Олег приехали из Питера ночным поездом утром 1 июля. Ранним вечером того же дня мы отправились во Внуково на такси, благо дело было в воскресенье. Пежо-Партнер от «Городского Такси» – подходящее авто для нашего багажа. На троих около 120 кг. По 6-7 кг – в ручную кладь, перевес – 37 кг.

Над Москвой ходят грозы. Наш рейс оказался транзитным из Сочи, ушел на запасной в Нижнем. Ждем. Стало голодно. Только подкрепились «бургер-кингами» с пивом, как выдали ваучеры на ужин в «Му-Му». Пришлось давиться. В итоге, вылетели с 7-часовым опозданием.

В Якутске мы оказались в 11 утра 2 июля. Нас встретил Павел и отвез на «квартиру посуточно» на ул. Ойунского по предварительной договоренности. 2000 р. за хату + 500 р. за дорогу туда-обратно. Несмотря на одолевающий сон, нашли в себе силы сразу докупить продукты, а потом уже отметить прибытие и всхрапнуть до вечера. Вечером прогулялись по району. Главные впечатления: пыль и продажа алкоголя с 14 до 20 ч.

В 7:00 встали по будильнику. Приехали в порт – рейс задерживают. Сначала на час, потом еще на полчаса, еще на час. Потом объявили, что рейс отложен на вечер – итоговая задержка вышла в 11 часов. Тоже выдали талоны на питание, на какое-то уж совсем скромное. Багаж приняли в камеру хранения бесплатно, но с очередью. Часов пять свободных оставалось. Олег решил остаться в порту, а мы с Андреем поехали купаться на городской пляж. Нам объяснили причину задержки так: ранее стояла непогода на северах, и накопилось много невыполненных рейсов. Еще прошел слух о падении рейсового вертолета «Полярных авиалиний» в этот день, который впоследствии подтвердился.

В Саскылах мы попали только к часу ночи уже 3 июля. Наш забросчик Николай встретил нас и любезно приютил на ночь на веранде своего дома. Утром был заморозок, да и вообще погода тут пока стояла еще весенняя.

В 11 утра зашли отметиться у пограничника. Погранзону хоть и отменили, но надо же ему чем-то заниматься. Потом закупили недостающие продукты, пересыпали их по привезенным из дома бутылкам и даже запаковались по гермам. После чего неспешно, только в 17 часов, тронулись вверх по Анабару с Николаем и двумя его друзьями на двух моторках. Одна под 40-сильной Ямахой всегда убегала вперед, вторая, с Николаем, Андреем и мной шла не более 22 км/ч.

У г. Булка положено остановиться и остограммиться. Иначе будут проблемы. Останавливались еще не раз, для рыбалки, разминки, перекуса и прочих потребностей. Фотографируем красивые скальные выходы на Анабаре. Воды пока хватает, но она падает. А вот на Куонамке воды на перекатах впритык, зато виды еще более знатные. Меняем винт на одной из лодок.

В 6 утра показывается стрелка со Старой, а на ней внезапно выросший поселок «Алмазов Анабара». Наши саскылахские друзья разом протрезвели, притихли, выгрузили нас в 200 м. выше устья Старой и, не заводя моторов, в благоговейном ужасе спешно слились обратно. Впрочем, дальше на моторе и не подняться, мелко.

Мы почему то считали, что алмазники работают где-то выше по Старой, да и не факт, что на самой реке, думали, что если и встретим их – то позже. Планировали ночевку прямо в устье, особенно после бессонной ночи. Однако пришлось срочно надуваться и начинать свой бечевник. Собирались мы около часа. Странно, но за это время так никто к нам и не вышел. То ли так крепко спали, что не слышали шума моторов, либо знали о нас заранее и поленились рано вставать. Скорее второе.



Вверх по Старой и Улахан-Старой

Утром 4 июля мы начали активную часть маршрута, поднявшись на 2 км по Старой. Потом целый день отсыпались, алмазные друзья нас так и не потревожили.

А в 21 ч. мы решили пройти еще немного, и за 2,5 часа поднялись еще на 6 км.


Следующий день, 5 июля, оказался рекордным – мы поднялись еще на 21 км. Бечевник был довольно удобным, а плесы – длинными. В устье Ыарги безуспешно рыбачили и видели лося.



Утро 6 июля встретило нас снежной метелью, впрочем, потом распогодилось. Прошли слияние Куччугуй и Улахан Старых, а всего за день 15 км.


7 июля началось лето. Потеплело до +20 и разморозились комары, правда, пока в небольшом количестве. Надо сказать, что и вообще, их, как и мошки, было мало весь поход. А паутов то и по пальцам можно пересчитать. Причин этому несколько: плавная прохладная весна без большой воды, потом заморозки, а после – жара и сушь. Наша 5-я стоянка, и 60 км пройдено – половина подъема по Старой. Ночь впервые была теплой, впервые не вешали тент на палатку.



8 июля стало идти заметно сложнее. Прошли первый ярко выраженный слив, выше которого оказался просто сад камней в широком русле.

Андрей с Олегом плюнули и пошли челночить берегом. Перед самой стоянкой пропороли Щ-3 сучком на берегу. Устали больше обычного, а поднялись всего на 9 км. Вода падает прямо на глазах. Всерьез обсуждаем продолжение движения пешком по берегу. Олег умудрился простыть, и все чаще вспоминает про Попигай, который тут совсем рядом. Такого запасного варианта у нас даже в планах не было! На Попигай как-то не хочется, тоскливо там. К ночи стало холодать, и начали сгущаться тучи. Ложимся с надеждой на хороший дождь.

Ночью действительно прошел дождь, и шел он весь день 9 июля. Так что вышла дневка в ожидании наполнения речки водой. Да и организмам отдых не помешал. Вода поднялась, и снова можно идти по реке.



10 июля прошли 12 км. Лес по берегам заметно редеет.

11 июля вода опять стала резко падать, дневной километраж вернулся к цифре 9. Миновали два заброшенных зимовья, первое – на горке, вдали от реки, второе – на реке. Погода пасмурная, но теплая. Вечером случились первые копченые хариусы небольшого размера. Что интересно, на карте леса по левому берегу уже нет, на практике – никуда не делся.



12 июля снова вымучили 9 км, но даются они все тяжелее. В устье ручья Голый на карте последнее пятно леса, в реальности оно на 5 км выше, в месте нашей 9-ой стоянки. На обеде возле ручья Голого нас накрыло ливневым дождем, в первый (и последний раз!) использовали тент от палатки именно как тент, растянутый на каркасе без палатки. Сегодня прощаемся с деревьями до Котуйкана, на 2 недели.

13 июля, пройдя через небольшие скалы с порогами, Старая выходит в голую тундру.

Как и обещали – на высоте более 300 м на Анабаре леса нет. Исключая долину Котуйкана. Жарко и солнечно. Насекомых почти нет! Начинаю активные купания. Вернее окунания. Вода все ж прохладная, а плавать негде. Очередные 9 км – и наша последняя стоянка на Старой - №10. 106 км от Куонамки. 5 км ниже Зеркального и 12 км ниже предполагаемого места волока – впадения Серой. Решили начать волок отсюда, так как из речки почти вся вода вытекла. Поднялись на 270 м от Куонамки. Там было 30 м над уровнем моря.




Пешка на Налим-Рассоху

Утром 14 июля видели вдалеке лосей, гуляющих по тундре. Долго спорили, как проложить маршрут волока. Я предлагал идти тупо по азимуту, кратчайшим путем. Коллеги предлагали как можно быстрее набрать высоту, чтоб дальше легко идти по некой «мостовой», которой нам представлялась поверхность плато. Все же пошли по азимуту, и не зря. Наверху «мостовой» не оказалось. Оказалась – различной степени подболоченности и каменистости тундра. В одном месте – двухкилометровый ноголомательный участок сплошного курумника. В остальном – все более-менее ходибельно. Предсказать, где именно окажутся эти курумники – пожалуй, невозможно, так что лучше идти просто по прямой.

Сбросили груз на р. Зеркальном, примерно посередине между Кюель-Сяне и Улахан-Старой, и вернулись в лагерь. Погода была жаркая, но с дождями.



15 июля стало еще жарче. Доползли до Зеркального, пообедали, переждали самое пекло. И умудрились сделать еще две ходки на 4 км к реперу 508 на границе с Красноярским краем. На вышке гнездо птенца какой-то хищной птицы, лазили к нему в гости. Сделали костер из вонючего ящика, на котором сварили супец из забитой камнем куропатки. Намотали за день 21 км! С водой после дождя проблем в тундре нет, лужицы попадаются часто, в сухую же погоду – надежда только на ручьи типа Зеркального или Тихого.

16 июля погода была дождливой и прохладной. Сил хватило отнести груз всего на 8 км – по чавкающей после дождей тундре идти тяжелее. Но уже с видом на Налим-Рассоху. С расстояния в 2,5 км она нам показалась солидной рекой, вызвав преждевременный оптимизм. Вернулись к вышке подмерзшими и промокшими, что привело к несколько болезненному состоянию Воденя и меня. А Олег только-только поправился.



17 июля добежали до Рассохи, пообедали, поставили лагерь. Олег наловил первых крупных хариусов и засолил на закуску. Сбегали за грузом, после чего отметили окончание первого волока под трехчасовой сагудай.




Вверх по Налим-Рассохе

18 июля начали подъем по Налим-Рассохе. Сперва дело спорилось: на косах и на дне большей частью песок и галька.

Однако, после обеда опять, как в верховьях Старой, пошли крупные камни в русле, к тому же дождевая вода убывала на глазах. Меня к обеду накрыло, то ли от простуды, то ли от перегрева, а перегреваюсь я быстро. А в этот день пришлось идти в одежде из-за холодного сильного ветра, при этом было достаточно жарко и солнечно. В итоге, вторую половину дня в первый и единственный раз я шел налегке по берегу. В остальном же порядок был такой: я без передыха пер свою однушку, а Андрей с Олегом поочередно – более тяжелую, а главное, менее маневренную трешку.



19 июля случилась вторая вынужденная дневка. Ночью у меня был жар, нужно было хоть денек отлежаться, да и остальным не помешал отдых после длинного волока. Во время послеобеденного сна пробежал олень, споткнувшись об растяжку палатки. Сухо и жарко, удается готовить на веточках, либо на сене. Провели ревизию барахла и продуктов: скинули немного лишнего. Я, например – сплавовские «Каракурты» для бечевника.

20 июля продолжили движение. Я пока еще «по воде», а пустую трешку поволокли берегом, прицепом к рюкзаку.

Планировали на плесах спускаться на воду, но забили на это, т.к. дольше грузиться-выгружаться. А плесы все короче и реже. Я по воде слегка отставал, но меньше уставал. Правда, к вечеру и я вылез на берег, на чем закончился наш подъем по Налим-Рассохе, дальше пошли вдоль нее.

Ложась в палатку, слышали странные отзвуки – как будто колокольчиков. Спустя час проснулись, уже явственно их услышав. Вылезли – огляделись: ничего себе! Стадо оленей идет! Вот и пастухи к нам пожаловали. Разогрели чайник на горелке. Оказывается – оленеводческий совхоз аж из Оленька! До него по прямой 250 км. Говорят, их базовый лагерь в паре км восточнее. Есть Iridium, пару раз за сезон прилетает вертолет: привозит еду и дрова!


21 июля. Новый способ передвижения оказался весьма утомительным, но продуктивным: выходило по 14 км в день. Сухая тундра позволяла идти в ботинках с сухими ногами. Иногда на плесах я все же заставлял себя передвигаться по воде.

22 июля в обед мы собрались отправить очередное плановое смс, а также связаться с нашим человеком в Хатанге и попросить его об одолжении: передать с попутным вертолетам немного провизии (а также водки и пива заодно). Я знал, что 25 июля планируется борт с туристами на Котуйкан к литосферной базе. И было ясно, что по такой засухе мы будем, вероятно, отставать от графика и слегка голодать.

Однако телефон сообщил, что пригоден только для экстренных вызовов, а это значит, что провайдер не активировал ваучер продления сим-карты на второй месяц. Т.е., мы остались без связи. Андрей и Олег были за то, чтобы не придавать этому особого значения, и еще Олег говорил, что активация может занять около суток, т.е. стоит подождать до следующего дня. Я же считал, что связь необходимо восстановить так или иначе, ведь мы каждые три дня отправляли смс на рассылку по электронным адресам родственников и друзей. К тому же, у нас не был уговорен конкретный день выброски. Весь оставшийся день я думал о возможных вариантах. Решил, что утром сперва сделаю звонок по 911 (даже заготовил речь на английском), однако в успех этого звонка я не особо верил. А потом придется топать налегке на 28 км назад, искать оленеводов и звонить от них. В это время Олег с Андреем могли бы отнести часть груза до перевала на Котуйкан.

23 июля случилось чудо! По номеру 911 ответила российская служба спасения в Москве. Я объяснил ситуацию, попросил дозвониться до нашего провайдера и добиться, чтобы он продлил-таки нашу симку. В итоге, оператор предложила соединить меня с любым другим номером. Я попросил связать с супругой, поручил ей восстановление связи. Спасибо, МЧС!

В приподнятом настроении мы пошли на последний переход вдоль Рассохи. В обед связь снова появилась, и я договорился о посылке из Хатанги. Правда, из-за малой воды заброска планировалась уже не на литосферную базу, а в устье Ильи! Значит, нам еще пилить и пилить до долгожданного пива!

Закончили мы день на 4 км ниже планируемой точки начала волока – ручья Озерный, на высоте 495 м. С видом на г. Плоская. Завтра пойдем на перевал отсюда! Стоим на бывшей стоянке оленеводов – вон докуда доходят!




Пешка на Котуйкан

24 июля вышли на второй волок. Рюкзаки, вроде как, даже поменьше расчетного сороковника. Хорошо кушали, старались, облегчали. Жара дикая, на перекуры садимся в тени рюкзаков. Но пешка легкая. Никаких курумников. Быстро дошли до Озерного. Вода там стремная, пьем ту, что с речки прихватили. Перекусили творожком, пошли по азимуту на перевальное озерцо, правый исток Суон-Юряха (около 10 км). 134 м вверх от Рассохи. По ЖПС найти его не смогли. И не видать кругом – сколько глаз хватает. А вода вся вышла. У меня вот-вот перегрев случится. Нашли-таки озерцо по рельефу местности, а также подобие ручья вытекающего из него в бассейн Котуйкана. 629 метров над уровнем моря. Все, теперь только вниз!

Я отказываюсь идти по такой жаре, пережидаем за рюкзаками самое пекло, часов в 19 идем дальше еще 3,5 км. Больше не может идти Андрей, у него вечером энергия заканчивается. А Олег не может рано утром. А я по дневной жаре. Вот такая компания!

25 июля покатились вниз до Котуйкана. 18 км пешки и 200 м сброса высоты. Ручей почти пересох, но «на попить» хватает. Идется легко, по набитой звериной тропе. И очень в тему освежающий ветерок.

Наконец, появляются первые деревья! За то, идти становится тем сложнее, чем ближе к Котуйкану. Ближе к устью Суон-Юряха совсем ноголомальная местность. Тем не менее, на энтузиазме достигаем цели. И, хотя в Котуйкане не обнаруживается воды в должном количестве, в рюкзаке обнаруживается заначка спирта! Наполняй скорей стакан – мы пришли на Котуйкан!



26 июля, разумеется, случилась дневка. Спали, мылись, стирались в безалкогольном режиме. На другом берегу ручья – две староверские могилы. На нашем – куча бочек и останки раскладушки.



Вниз по Котуйкану и Котую

27 июля потащились вниз. Перекаты – преимущественно берегом, плесы – на веслах. Плесы от 0,5 до 1,5 км, глубины на глаз метров до 4!

Со стоянками в верхнем и среднем течении Котуйкана куда лучше, нежели в нижнем. Довольно часто между каменным руслом реки и кустами-деревьями имеется полоска камней, покрытых слоем земли и травы, порою – весьма ровная. Прошли 17 км.


28 июля характер продвижения не изменился, прошли 19 км. Радует глубина на плесах, позволяющая полноценно поплавать-покупаться в прогретой (по моим меркам) Котуйканской воде. Оптимист Водень предрекает улучшения после Болдоно. Я традиционно – против. Ежедневно питаемся хариусами. Поразительно, как между такими широкими и глубокими плесами-озерами ручей Котуйкан так обмеливает на перекатах!


29 июля миновали Болдоно, воды в притоке замечено не было. В устье – развалины зимовья. Достигли максимального дневного километража в пеше-водной части маршрута – 22 км. Обносы прекратились, тащимся по руслу. Водень открыл произрастание дикого щавеля, которым мы радостно подкармливаемся.


30 июля утром случился дождь! Из серии «вещи намочит, а воды не прибавит». После обеда Олег полез через гору – срезать излучину возле Халаях-Юряха. Сделал это заметно быстрее, чем мы – по воде.



Стоянка случилась в очень камерном и живописном месте под сливом переката, в 7 км выше литосферной базы. Эх, там могло бы ждать наше пиво! Надеемся теперь на запасы провианта самой базы. Есть информация, что «там часто бывают группы, сбрасывают лишнюю еду, на базе полно консервов». Повторили дневной рекорд.








31 июля добрались до Базы. С воды никаких опознавательных знаков. Нужно подняться метров 300 правым берегом пересохшего Правого Кириестях-Юряха. Все продукты, которые там есть, датированы 80-мы годами – время, когда база еще работала, в конце 80-х ее покинули. Поживиться особо нечем. Отсыпали пару кило советской лапши, кило сахара. Водень отобрал банок пять консервов, которые собирается съесть. Он таки и съел их в последующие дни, и остался живой. Мы с Олегом не рискнули. Поклевали красной смородины, сфотографировались на память и поплыли до обеда. Плылось хорошо! В русле стали появляться большие, по 1-2 метра в обхвате, камни. Но воды и зазоров меж ними хватало, чтобы проползать даже на трешке. Пообедали на красивой каменной полочке.



А потом нас ждал сюрприз! Эти большие камни сдвинулись плотнее, как в воде, так и на берегу. Я еще как-то умудрялся протискиваться жутким слаломом со сменой направления движения до 180 градусов, толкаясь от камней руками, ногами, веслом, иногда, но редко – вылезая. С Щ-3 была же полная морока: в-основном, шли берегом в 2 ходки, но идти там – тоже не сахар. С трудом нашли земляную полочку для ночевки. Дневной километраж пошел на уменьшение – 18 км.





1 августа утром поводили худыми пальцами по карте и решили трешку сдуть, однушку подгрузить, и пройти 5 км до Нэригэ в одну ходку. Через 1 км после Нэригэ пообедали, надулись, дальше – опять по воде. Трешка – разумеется, с одним гребцом. Второй гребец – с рюкзаком по берегу.

Большие надежды возлагали на Мэркю – действительно, это оказался первый приток, где воду было видно невооруженным взглядом.

После него прилично прокатились, не вылезая из лодок. Однако, за день всего 17 км. Прошли, от вчерашнего до сегодняшнего обеда, самый неприятный участок Котуйкана – с крутым падением, большими камнями в русле и по берегам. В среднюю и большую воду здесь может быть весьма спортивно (по нашим меркам).





2 августа утром нас подмочило случайным грозовым дождем. К обеду все высохло и опять запекло с прежней силой. Чуть выше Арбына начался второй особо проблемный участок Котуйкана с крутым падением. Однако здесь обошлось без обносов. Арбын заметил только Олег, идущий берегом. Встали на ночевку перед кульминационным местом этого участка, впервые – на галечной косе. Не попадись она – вообще неясно, где бы палатку ставили. Очень устали, но прошли аж 28 км!




3 августа продолжили фитнес. ЖПС показал, что за 3 км упали на 30 м. Места красивые и спортивные – плес-порог.



За 2 км да Вюрбюра пообедали, после чего, наконец, приступили к сплаву! Конечно, иногда вылезать приходилось, но обычно лишь в конце отдельных перекатов, чтобы перетащить финальный слив.

После Вюрбюра активно появляются красоты – останцы по берегам. Их мы ждали. Однако, наибольшее впечатление произвела очень симпатичная и уютная петля километрах в 5 выше Мэркю II. Ежели бы не спешка – непременно заночевали бы там.



Встали, в итоге, напротив Мэркю II. На утро запланировали ловлю хариусов в его устье. Этот короткий ручей оказался самым полноводным притоком, из тех, что до сих пор попадались! Объяснить это можно ледяной водой, приносимой им, видать, с подтаявших наледей. Раньше же притоки несли теплую дождевую и прогретую талую воду с болот. А сейчас, то ли продолжительная жара взяла свое, то ли спустились на такую высоту, где эти наледи имеются в верховьях ручьев. Факт в том, что отныне и далее все притоки несли бирюзовую холодную воду, и Котуйкан остыл до надлежащей температуры (не больше 15 градусов, по ощущениям). 26 км за день – прилично, с учетом утренних мучений.


4 августа во время плановой ловли хариусов случайно был добыт таймень весом 6 кило. Его переработкой занялись на обеде. Съели уху, заготовили малосол и оставили на вечер в коптилку. На обнажениях показались разнообразные и забавные следы древнего моря. О них мы тоже были предупреждены. Впервые заночевали на песчаном берегу, прошли более 30 км и уснули с набитыми животами!



5 августа я проявил невиданную утреннюю прыть и нетерпение, не дожидаясь товарищей поспешив к нашей сокровенной посылке, ожидающей в устье Ильи через 25 км. Ожидала она нас уже 10 дней, поэтому мы отдавали себе отчет, что, с большой вероятностью, в целости она не сохранилась, так как даже не была подвешена на дерево. Спорили мы в последние дни лишь о том, какой именно зверь до нее добрался, и что нам все-таки из нее оставил, потому как мы не знали зверя, в рацион которого входили бы:

  • 10 банок тушенки
  • 5 банок сгущенки
  • 5 банок кабачковой икры
  • 1 кг риса
  • 1 кг гречки
  • пачка чая
  • 1 кг пряников
  • 5 бутылок водки
  • 6 пластиковых бутылок пива по 1,5 л

Почти не останавливаясь, за 5 часов я догреб до Ильи и сразу ЕЕ нашел.

Потери были не так страшны, сколько обидны. Ладно бы медведь сгущенку сожрал и водкой запил. А то какой-то мелкий зверек (судя по отпечаткам зубов на водочных пробках), типа соболя, просто похулиганил: разодрал ВСЕ пиво, крупы, чай и пряники. Стекло и жесть остались целы! Да и остальное удалось частично собрать с земли.

Пока я все собрал и отмыл – подоспели товарищи. Отведали малосол и, не спеша, сплавились еще 5 км до стоянки.

Конец голоду! Спасибо всем, кто собрал и передал посылку!


6 августа не запомнилось ничем примечательным. Красоты слегка отступили, а на стоянку встали аж совсем без них, как будто и не на Анабаре. 35 км за день – новый рекорд.



7 августа за час добрались до знаменитой стенки с Джогджо. Место легко угадывается. Тропа наверх слегка натоптана, но, на удивление, никакого срача. Андрей даже не удосужился на экскурсию, мы же с Олегом потратили менее часа подъем, съемки и спуск. Наверное, самая кроткая фотосессия в этом месте в истории – никто еще не оказывался здесь на 35-ый день похода.


В устье Чурбуки встали на обед и сразу увидали там стайку тайменей. Один вскоре оказался выловлен. Надо сказать, что рыбу у нас разделывать никто по уму не умеет. Андрей делает это топориком, как мясник. Поэтому куски выходят с костями и жилками – в малосоле не есть хорошо. Поэтому, окромя обеденной ухи, все остальное мясо слегка посолили и оставили на вечернюю копчушку. В таком виде таймень нам очень понравился. Почти как курица-гриль получается! Да уж, последняя неделя у нас сытая выходит. Надеюсь, это не грех, после месяца тягот и лишений. Жаль только, времени нет на пешие радиалки и фотосессии.

Вечером встретили уходящий вверх аэроход с толстопузиками на борту. Толостопузик (долган.) – клиент коммерческого рыболовного тура. Разжились хлебом и сахаром. Встали на известной по фото красивой дуге с видом на скальный цирк с останцами в лучах заходящего солнца. Весь вечер коптили мясо. Палатку ставили вновь на песке. Ночью аэроход прошел вниз.



8 августа После обеда случился сильный дождь. В Котуй вплывали насквозь промокшими. Ранее опять прошел вверх аэроход, но другой. На стрелке стоит лагерь толстопузиков. Которые разъехались на трех аэроходах по рыбалкам. В лагере только двое инструкторов из местных. Очень душевно посидели, пообщались, попили чаю, посохли.

На ночь глядя, нам попался единственный порог на Котуе. Провели его правой канализацией, т.к. не являемся любителями плескаться в валах с мокрой задницей и отличным от нуля риском искупаться.



9 августа сплавились на 48 км. Воды и в Котуе негусто. На перекатах можно и на мель сесть, если не в главную струю попасть. Красиво, солнечно, величественно. Стоянка на галечной отмели в 6 км ниже Кындына.



10 августа на обеде у ручья в 2 км ниже Потокая снова разжились Рыбой. Значит, было, чем заняться вечером. Прошли 42 км и 5 км не дошли до Медвежьей. Почему-то думали, что там стоят наши благодетели, что посылку передали.




11 августа – последний ходовой день! На Медвежьей – никого. Пейзажи скудеют. Пожалуй, Эриечка – верное место финиша, особенно, если нет своего моторчика. В Эриечке воды – кот наплакал. Как там Вася сплавлялся 10 лет назад?!

Не сразу дозвонились нашему выбросчику, слегка запаниковали. Свернулись, поставили лагерь. Потом дозвонились – выезжает в ночь. Приехал – говорит: не узнаю место, посреди реки какие-то каменные гряды вылезли, никогда их не было! Вот засуха то! Поспать толком не успели – в 4 утра 12 августа наше путешествие закончилось. 36 ходовых дней и 3 дневки.








Выброска

130 км до Хатанги долетели за 4,5 часа. Поселились в квартире без удобств в бывшем здании общаги. Умываться из речки, по нужде – в кусты. Ладно, мы на сутки. Люди постоянно живут. Говорят, горшками пользуются. Интересно, дальше то куда несут? Мусорных баков, кстати, мы тоже в Хатанге так и не нашли. На редкость депрессивное место. Надо быть героем, чтобы жить здесь постоянно!

Взяли билеты на завтрашний «Сапсан» и на послезавтрашние рейсы из Красноярска. Отметили окончание путешествия и уснули до вечера. Вечером слегка проснулись – и опять уснули – до утра.

Утром совершили маленькую экскурсию по Хатанге – главная достопримечательность которой – цены в магазинах. На музеи «Мамонта» и «Мерзлоты» не было уже ни сил, ни эмоций.

Рейс задержался всего на 4 часа. В Красноярск прилетели уже в темноте. Поужинали в знакомом кафе и поставили палатку в обычном месте в ближайшем лесу.

Утром 14 августа вылетели на Москву и Питер прямыми рейсами почти одновременно.




Материальное оснащение группы


Перечень специального снаряжения

Групповое: Байдарка Щука-3 – 1 шт., Байдарка Щука-1 – 1 шт., палатка Marmot Limelight 4P – 1 шт. (использовалась также как тент), GPS, компас (на случай отказа GPS), спутниковый телефон Iridium в Peli-кейсе с запасной батареей, спасжилеты - 3 шт., горелка MSR для автомобильного бензина + 4 л. 80-го бензина, 3 титановых кана (один из них превращается в коптилку путем установки специальных решеток), титановый таганок, две подводных «мыльницы» Olympus TG820 и Panasonic LUMIX для фото и видео, спиннинг фирменный, спиннинг китайский запасной (потерялся в верховьях Котуйкана).


Особенности личного и общественного снаряжения и комментарии к ним

Впервые мы основательно подошли к вопросу облегчения веса. Взвешивали каждый носок, обменивались списками, чтобы по максимуму избавиться от ненужных вещей и предметов. Вроде бы облегчились в сравнение с прошлыми походами. Вроде ничего лишнего не взяли. Не стали брать ружье. Купили подходящую легкую палатку специально под этот маршрут, главный плюс которой – возможность установки тента на каркас без внутренней палатки, что в тундре актуально.

Но все равно вышел почти центнер барахла + полцентнера продуктов. Не считая бонусов на первую неделю. Как люди умудряются выходить на маршрут с рюкзаками в 1,5 раза легче – для нас остается загадкой. Отдельное спасибо Василию Иванову за спутниковый телефон, а Андрею Абрашитову за неприхотливую бензиновую горелку. С телефоном на маршруте вышла неприятная и поучительная история со счастливым концом – об этом в описании похода.


Отдельно отмечу свои изыскания в области оптимального набора обуви для этого похода в виде резюмирующего поста в ветке обсуждения на форуме Скитальца:

Мои выводы по возвращении:
Если бы пошел в этот поход, уже имея опыт использования всей имеющейся обуви для пешки и бечевника, то взял бы:
- Сплав Каракурт
- Болотники Эва
- шлепки

А теперь подробно, кому интересно.
Перед походом купил:
- Гарсинг Гидра
- Сплав Каракурт
- Сапоги Эва
- Болотники Эва

Из первых двух выбрал Каракурты как мокрые ботинки на неопрен. Второй парой собирался брать короткие Эвы. Третьей, понятно, шлепки - без них никуда.

Потом перебздел и решил взять еще трекинги Асоло для пешек и лагеря. С расчетом лишнюю обувь выкинуть перед вторым перевалом, который в одну ходку.

Перед самым отъездом еще раз перебздел и заменил короткие Эвы на болотные - т.к. погода в точке старта была в районе +5.

Итого, с собой взял:
- трекинги Асоло 1400 гр.
- болотники Эва 1000 гр.
- каракурты 1275 гр.
- шлепки 180 гр. ну и носки 5 мм Хико неопрен 290 гр.

Пока вода и воздух были 5-10 градусов, бечевничал в болотниках Эва - впечатления наилучшие. Ноги холода от воды не чувствуют вообще. Сидят удобно. Снимать-одевать только туго. Никаких проколов.

Как стало потеплее - пошел в Каракуртах на неопрен. Еще удобнее. Если температура позволяет. В них же ходил первый перевал по болотистой тундре - вполне удобно. Потом начали протираться от контактов с камнями. Но, думаю, на поход бы их хватило. Как пошли в одну ходку - каракурты выкинул. Благо тундра уже высохла, можно было идти сухой ногой в трекингах. Да и выкидывать трекинги жалко в силу их цены. На пешке по тундре не ощутил разницы между каракуртами и трекингами. После перевала в речке, по которой собирался плыть с небольшими проводками в шлепках на неопрен, не оказалось воды. Пришлось бечевничать в трекингах на трекинговый носок (на неопрен не налезают). Сапоги не годились из-за жары. За 3 дня трекинги протерлись сильнее, чем каракурты за 10 дней. Стало их жалко, решил пойти дальше в шлепках на неопрен, благо с каждым днем проводки становилось меньше, чем сплава. Тоже вполне сносно, если шлепки плотно сидят на носках и нет такого течения, что унесет безвозвратно слетающую иногда с ноги шлепку. А вот высушить трекинги получилось только дня за 3 далеко не сырой погоды. Так что трекинги - "понты корявые", каракурты крепче!

Спустя год в Архангельской тайге я использовал для пешки и сплава с завалами Гарсинг Гидру - никакого дискомфорта от тонкой подошвы не ощутил. Правда, там нет камней.


Особенности и весовые характеристики питания



основная раскладка кг notes место
оленина сушеная в асс. 1   Питер
сублимированное мясо 0.1 на 2 раза Москва
сухое молоко 2   Якутск
макароны 2   Саскылах
рис 1.8   Саскылах
гречка 1.8   Саскылах
чечевица 2   Якутск
горох 2   Якутск
пшено 1.4   Саскылах
кукурузная 1.8   Якутск
овсянка 1.8   Саскылах
супы 3.3 44 пакета Питер
колбаса 2   Москва
сало 3   Питер
сыр 2   Якутск
сублимированный творог 1 18 пакетов Москва
сублимированный омлет 0.6 18 пакетов Москва
соевый соус 0.5   Саскылах
чай 0.8 3 бутылки Питер
кофе 0.2   Якутск
сахар 3   Саскылах
масло топленое 1   Москва
сухие сливки 0.4   Якутск
шоколад 3.6   Москва
карамель 2   Саскылах
лук 2   Саскылах
чеснок 0.5   Якутск
соль 2   Саскылах
специи 0.2   Питер
уксусная эссенция 0.1   Питер
орехи 2   Москва
сухари 2   Питер
  49.9    
дней 34    
кг в день/на чел 0.49    
до 1 волока      
желтые шарики 2.5 1 банка Питер
хлеб 2 4 буханки Саскылах
кетчуп 0.5   Саскылах
майонез 1   Саскылах
сгущенка 2 5 б. Саскылах
неучтенка      
спирт 4 5 л Москва


Основная раскладка бралась на 34 активных дня, исходя из намеченного графика, из расчета 0,5 кг день на человека. Плюс бонусы на первые дни – до волока.

Утром – пшено/кукурузная/манка/овсянка на сухом молоке + по кусочку сыра.

Обед – по два пакета супа Europek на каждый из 22-х дней в зоне леса или по пакету сублимированного творога или омлета «Гала-Гала» на рыло на каждый из 12-ти дней без костра в тундре.

Указанные супчики оказались, по нашему мнению, лучше и сублиматов «Гала-Гала», и суперсупов «Русский продукт», не говоря об остальных.

В прошлом году мы брали в поход по Илимпии на пробу разную продукцию «Гала-Гала». Впечатлили только творог и омлет – неожиданный в тайге и приятный вкус. У супов только один плюс – не нужно варить, что при наличии костра неважно. А вот цена выше на порядок. Вместо сублимированного мяса давно предпочитаем взять лишнего сала/колбасы.

Ужин – рожки/гречка/рис/горох/чечевица.

Колбаса, сало, сушеная оленина Норильского мясокомбината (проделавшая путь Норильск – Питер – Москва – Якутск – Саскылах – почти Хатанга), шоколад, карамель – по мере необходимости в обед или ужин, в зависимости от наличия рыбы и степени голодности.

Орехи – для поддержания сил в трудные минуты.

Желтые шарики – это фетиш. Сушеные нано-яблоки в белом бидоне с желтой крышкой, без них нельзя. Впрочем, они могут быть не только желтыми, и необязательно яблоками.

Рыбак у нас в группе был один – специалист по ловле и приготовлению хариусов. Способов приготовлению было три: горячее копчение (18 минут), сагудай (маринад с уксусом, сушеным луком, перцем и солью; от 2 часов), реже – уха.

На Старой рыбы, можно сказать, не было вообще. На Рассохе – стало лучше. На Котуйкане – еще лучше. Предположительно, рыбы было меньше, чем рассчитывали, из-за экстремально низкой и теплой воды.

Когда в среднем течении Котуйкана притоки стали нести холодную воду с подтаявших наледей, в реки появились таймени. Первый попался случайно, при ловле хариусов. Второй и третий – более осознанно. Других рыб замечено не было. С Тайменя делали малосол, уху, но больше всего понравилось коптить его кусками, как хариуса, в коптилке на веточках. Следует заметить, что разделывать рыбу у нас никто не умел, поэтому хариуса коптили целиком непотрошеного, а тайменя рубили на куски топором. Варвары, короче.

Пока мы поднимались на плато – питались хорошо. Явно больше, чем положено по раскладке. Делали это осознанно, с целью облегчить вес рюкзаков на втором волоке, и с надеждой на то, что на Котуйкане будет много рыбы, а сплав будет куда менее трудоемок, нежели подъем.

По нынешней засухе оказалось возможным готовить на костре из сухой травы или кустарника даже в тундре, поэтому, начиная с Рассохи, дозировку супчиков уменьшили вдвое и растянули на весь поход. Омлеты же и твороги использовали зачастую как второй завтрак на перекуре.

На Рассохе пришло подозрение, что если такая же жара и сушь продлится, то сплав по Котуйкану может превратиться в продолжение бечевника и пешки, а значит, мы задержимся и испытаем нехватку продуктов. В эти дни удалось договориться с нашим человеком в Хатанге, чтобы он отправил посылку с продуктами и напитками с попутным вертолетом в устье Ильи. Таким образом, последние 5 дней похода, проблем с продуктами мы уже не испытывали. Как и не испытывали их при подъеме на плато. А вот 10 дней на Котуйкане до получения посылки и добычи тайменей – были весьма и весьма аскетичны. Хариусами сыт не будешь – уж больно мелкие они и костлявые, да и не так много их было. Это я за себя говорю, похудевшего на 15 кг. Друзья мои утверждали обратное, однако, глядя на них, почти прозрачных, поверить было сложно.


Смета похода


  на одного на всех
перелет Москва - Якутск 9 000  
перелет Якутск - Саскылах 19 000  
моторки Саскылах - Старая   60 000
моторка Эриечка - Хатанга   30 000
перелет Хатанга - Красноярск 16 000  
перелет Красноярск - Москва 17 000  
багаж Москва - Якутск - Саскылах   16 000
питание   41 000
симка Iridium   6 700
проживание в Якутске и Хатанге, такси   5 600
итого  61 000 147 000
итого на человека 115 000 руб  


Итоги, выводы, рекомендации


Итогом лично для меня стало осуществление многолетней мечты, а для всех нас – прохождение сложного, интересного и разнообразного маршрута в аномальных погодных условиях.

Вывод по горячим следам был таким: по Анабарскому плато надо путешествовать пешком. Так как, несмотря на заявленную водность нашего похода, большой частью мы прошли его ногами. С другой стороны – на самом плато, в тундре, делать на мой взгляд, нечего. Все интересное – в долинах рек и ручьев, в первую очередь – Котуйкана. И его мы включили в маршрут не зря, хотя был вариант пересечь плато в обход него. Главные красоты – именно на Котуйкане, в нижнем течении, как ни крути.

Если все же пытаться ловить высокую весеннюю воду для подъема на плато, то лучше это делать недели на 2 раньше нашего, т.е. числа с 20 июня.

Ну а логичной рекомендацией будет совет не пытаться повторить наш маршрут, если, конечно, вы не больны на голову, также как мы.


наверх